12 Апреля 2018

Как в Амурской области переосмыслили опыт дедушки Мазая?

Ровно год назад завершилась первая в практике российской гидроэнергетики операция по спасению животных при наполнении водохранилища, которая называлась «Мазай». Она была реализована накануне запуска Нижне-Бурейской ГЭС в Амурской области. О том, как все прошло, и как справились с транспортировкой кабана, - в новой статье Артура Алибекова, руководившего операцией, и его коллеги Дмитрия Дмитриева – главного инженера ЭПК «ЭкоИнжиниринг». 
Поделиться в социальных сетях
Алибеков.Life
Артур Алибеков Эксперт по возобновляемой энергетике (Москва)

Работая в различных организациях, в том числе международных, занимается изучением мирового опыта и внедрением наилучших практик в России. В своем личном блоге на «Кислород.ЛАЙФ» будет рассказывать о примерах из практики разных стран в области экологии, устойчивого развития энергетики, альтернативных источниках генерации и многом другом, что может найти применение в энергетической отрасли России.

...
Читать статьи


Поймы рек всегда являлись ценными местообитаниями не только для людей, но и для животных. Около рек они находят пищу и воду, и поэтому их всегда там скапливается достаточно много. Создание и наполнение водохранилищ приводит к быстрой трансформации местности и речной экосистемы, к чему дикие животные могут оказаться не готовы. Поэтому важной частью образования «рукотворных морей» является работа, направленная на снижение рисков для животного мира и на помощь зверям и птицам в адаптации к новым условиям среды обитания.

В 2017 году был намечен пуск Нижне-Бурейской ГЭС в Амурской области, контррегулятора Бурейской ГЭС, и наполнение водохранилища станции до проектных отметок. В течении трех лет до этого момента мы в рамках Проекта ПРООН/ГЭФ-Минприроды России под руководством ведущих российских и зарубежных специалистов по сохранению биоразнообразия занимались реализацией комплекса демонстрационных мероприятий по снижению негативного воздействия от строительства гидроэнергетического объекта на природу. Эта большая и комплексная программа природоохранных мероприятий получила название «Бурейский компромисс» и была основана на современных подходах и методах снижения негативных воздействий при реализации крупных промышленных проектов.

Программа предусматривала создание природного парка «Бурейский» площадью 132 тыс. га, мероприятия по сохранению орнитофауны (особенно утки-мандаринки и дальневосточного аиста), переносу и сохранению ex-situ краснокнижных и эндемичных растений, поддержку копытных и социоэкологический мониторинг.

Гидроэнергетика и экология. Бурейский компромисс
Краткая версия документального фильма о сохранении биоразнообразия в процессе строительства Нижне-Бурейской ГЭС в Амурской области. Фильм демонстрирует возможность сохранения природы при строительстве крупных инвестиционных проектов. Уникальные мероприятия проводились совместно с Программой развития ООН, органами власти и ПАО "РусГидро"

Финальным аккордом в реализации программы «Бурейский компромисс» стала операция по сохранению животного мира, который мог пострадать при наполнении водохранилища. К тому времени мы со специалистами ЭПК «ЭкоИнжиниринг» как раз завершили работу по изучению мирового опыта и созданию «Сборника инновационных решений по сохранению биоразнообразия для гидроэнергетического сектора». Этот анализ помог нам понять, что в первоначальной программе «Бурейский компромисс» мы не предусмотрели важный пункт – непосредственно подъем уровня водохранилища. Хотя сам процесс такого подъема – это кульминация нагрузки на животный мир, в ходе которого и происходит трансформация природной экосистемы и превращение ее в экосистему рукотворного озера.

Мировой опыт говорит о том, что процесс подъема воды часто сопровождается образованием полуостровов и островов, на которых остаются животные. Они могут погибнуть или получить травмы от пребывающей воды и стресса. Опыт наполнения водохранилищ и их регулирования в Амурской области также показывал нам, что животные часто гибнут, выходя на хрупкий лед или переохлаждаясь в ледяной воде. Поэтому необходимость подобной операции была для нас очевидна.

Благо что водохранилище Нижне-Бурейской ГЭС относительно небольшое (площадь около 15,4 тыс. га),что не идет ни в какое сравнение со стоящим выше Бурейским водохранилищем (75 тыс. га) или расположенным в той же Амурской области Зейским водохранилищем (242 тыс. га). Нам было известно, что наполнение начнется в марте-апреле 2017 года, когда вода еще достаточно холодная – очевидно, это грозило животным переохлаждением. График наполнения водохранилища предусматривал подъем воды почти на 130 см в сутки в течение двух недель; это крайне интенсивные темпы, ведущие к быстрому затоплению суши.


Одновременно, при участии специалистов НТК «Конструктор», нами была завершена работа по созданию геопортала экологической чувствительности Амурской области. Благодаря моделированию процесса наполнения водохранилища Нижне-Бурейской ГЭС в ГИС-портале мы получили достаточно точное представление о том, как будет происходить затопление территорий. Стало очевидно, что наполнение водохранилища пройдет неравномерно: сначала вода зайдет по протокам и низменностям, словно щупальцами окружая часть суши и превращая ее в полуострова, далее зайдет в расщелины между сопок и еще залесенных холмов, отрезая их по периметру. Затем произойдет выклинивание воды внутри образовавшихся территорий. В течение одного дня можно будет увидеть, как вода полностью окружит некоторые участки и некогда часть земли станет островом, плавно уменьшающимся в площади под натиском водной стихии.

Моделирование наполнения водохранилища Нижне-Бурейской ГЭС

По сути, это была наша волонтерская инициатива. Мы, конечно, не ставили перед собой цели в проведении крупномасштабной операции по типу «Тукуруи», которая была проведана в Бразилии при участии 600 волонтеров и даже вертолетов. И необходимости в таком размахе не было, и бюджет был более чем скромный. Мы хотели апробировать мировые подходы к минимизации воздействий от непосредственного создания водного объекта на практическом примере наполнения водохранилища Нижне-Бурейской ГЭС и попытаться, по возможности, снизить риски для животного мира. Проведение данной операции поддержало ПАО «РусГидро», особенно – дочернее АО «Нижне-Бурейская ГЭС» в лице топ-менеджмента, который откликался на все наши идеи по сохранению биоразнообразия и был намерен сделать строительство станции самым «зеленым» в прямом и переносном смысле (даже в стилистике новой станции преобладает зеленый цвет, воплощенный во всех деталях архитектуры и дизайна).


BeFunky Collage.jpg


В реализации операции нам вызвались помочь охотоведы Амурохотуправления и Дирекции по ООПТ и животному миру Амурской области. Неоценимую поддержку как в планировании, так и в реализации оказал Игорь Владимирович Ковальчук, в то время – заместитель руководителя этой Дирекции. Техническую помощь, в части плавсредств и транспорта, нам оказали гидростроители. А некоторые из них, включая директора ГЭС Александра Гаркина и его заместителя Владимира Горшенина, лично принимали непосредственное участие в операции.

Среди коллег распространилось название операции «Мазай», по типу зарубежных аналогов («Ной», «Мамба Куэра» и т.п.), но с национальным российским колоритом. Коллеги из ЭПК «ЭкоИнжиниринг» при участии региональных специалистов критически переосмыслили все, что делалось в подобных случаях в мире, и пришли к выводу, что подход дедушки Мазая из знаменитой поэмы Николая Некрасова в случае с Нижне-Бурейским водохранилищем будет не эффективен. Надо было не спасать уже оказавшихся в воде или на островах животных, а заблаговременно не пустить их туда конкретно в период затопления. На основании превентивного подхода нами и был спланирован план первой подобной операции в России.


О самой операции

Мы заранее отремонтировали созданные в рамках программы «Бурейский компромисс» подкормочные комплексы и наполнили их кормами с минеральными добавками. Эта мера была призвана поддержать кормовую базу копытных и сконцентрировать их в созданном в рамках строительства ГЭС Бурейском природном парке. Надо было лишить их соблазнов пойти в зону затопления в период наполнения.

Благодаря результатам моделирования мы заранее знали, как будет проходить наполнение, где и примерно в какое время будут появляться полуострова, как быстро они будут превращаться в острова. Благодаря этому нам удалось заранее спланировать маршруты патрулирования. Накануне самого затопления мы обустроили небольшой полевой лагерь для отряда спасателей. Каждое утро гидростроители передавали нам данные о процессе хода воды – текущую отметку и прогноз приточности на сутки вперед. На основании этих данных мы уточняли маршрут патрулирования и отправлялись к «критическим зонам», где по прогнозам окружение суши водой должно было случится в течении дня.

Концепция проведения биотехнических мероприятий на Нижне-Бурейской ГЭС


Напомню, что главной задачей было не спасти, а не допустить нахождения животных на затапливаемой территории. То есть, говоря проще, не доводить вообще дело до спасения. Для этого мы использовали и апробировали самые разные средства. Начиная от шумной пиротехники и заканчивая звуковыми сигналами от теплохода, установленными на одном из катеров типа КС. Было важно также обеспечить нахождение людей вблизи территорий, которые на глазах уходят под воду. А шум от людей, направленный от воды к берегу, был призван спугнуть животных и заставить их отступить вглубь природного парка, окружающего создаваемое водохранилище. Из всех испытанных шумовых форм отпугивания животных звуковая сирена теплохода оказалась самой эффективной. Мы своими глазами видели убегающих от шума косуль и изюбрей. А при прочесывании островов наблюдали свежие следы ушедших животных. 

Шумовое выпугивание животных (пример)

Концентрация на наиболее критических зонах позволила нам оптимизировать усилия. Достаточно было 10-12 человек, разделенных на две бригады, чтобы патрулировать все такие участки. Кстати, примеров превентивного моделирования для планирования подобной операции мы не нашли в мировой практике. Эта все родилось само собой, как объективная необходимость. Но на всякий случай, зная о мировом опыте, мы запаслись ружьем-иммобилизатором – на случай, если кто-либо из животных останется на острове и придется его спасать.

Следующим шагом был авиамониторинг с использованием квадрокоптеров. Это тоже идея инженеров, они часто используют такое оборудование в целях аэрофотосъемки. Коптер пролетал над полуостровами и помогал нам убедиться, что животных нет. После того, как полуостров фактически превращался в остров, мы высаживались на нем и непосредственно прочесывали все в округе – чтобы убедиться в том, что там никого не осталось, никто из животных все же не спрятался от нас и никому не угрожает опасность. А далее оставалось только внимательно наблюдать в бинокль за тем, как земля на глазах уходит под воду.

Попутно в ходе операции мы продолжили практику создания дополнительных гнезд-дуплянок для утки-мандаринки, развешивая их выше отметок будущего водохранилища, ведь естественные гнезда этих птиц уходили под воду. Ранее данная мера уже доказала свою эффективность. Еще до наполнения водохранилища, каждое второе развешенное искусственное гнездо оказалось заселено новоселами. Поэтому накануне весны мы решили прибавить количество гнезд, чтобы оставалось впрок. Так продолжалось 10 дней в течении активной фазы первого этапа наполнения водохранилища.

Автор фото: Игорь Агеенко


Конечно, в ходе этой работы не обходилось без проблем, заранее не предусмотренных. То низкие температуры по ночам не давали заснуть в полевом лагере, то ломался автотранспорт, то моторные лодки оказались практически непригодны и даже опасны из-за торчащих из воды деревьев. Но помогли суда, предоставленные гидростроителями, а также запчасти. Не хватало много чего из быта. Было бы побольше времени и ресурсов, то удалось бы приготовиться гораздо лучше.

То и дело возникали какие-то технические проблемы. Например, заранее мы не предусмотрели подходящие клетки и силки для транспортировки животных. А в ходе операции нам попались лисы и енотовидная собака, забившиеся под лед. Не были мы готовы и к перевозке такого крупного зверя как кабан – заранее приготовленная из досок клетка оказалась тяжелой для транспортировки, а на судах не нашлось манипулятора. Кабана успешно иммобилизовали охотоведы, общими усилиями мы справились и выпустили зверя в парке. Второй этап наполнения водохранилища и спасательной операции состоялся летом 2017-го. Правда, летом угроз от наполнения водохранилища было уже меньше, и патрулировать было гораздо легче. Вода прибывала медленнее, не так как весной. Вода была естественно теплее, что было более безопасным для животных, да и наученные опытом первого этапа мы были лучше подготовлены и повторили, отработанный в ходе 1-го этапа алгоритм. 

Это был ценный опыт, которого у нас в России не было ни у кого. Приходилось во многом действовать в слепую, опираясь на знания специалистов и мировую практику. По сути, это была волонтерская операция. И мы благодарны всем, кто помогал ее реализовать и предпринять возможные меры по снижению негативных воздействий от наполнения ложа водохранилища. Апробировать подходы к спасению, как нам представляется – удалось. Удалось и свести к минимуму риски для животного мира. В результате мы выработали методологический алгоритм и теперь точно знаем, как выполнять подобные операции в дальнейшем. Надеемся, что наш опыт будет учтен и полезен.