19 Июня 2019

Две ГЭС на одной плотине

«РусГидро» начало строить две малые ГЭС в Карачаево-Черкессии по 24,9 МВт каждая. Эта мощность позволила проектам еще в 2017 году попасть в программу ДПМ ВИЭ, что обеспечит окупаемость инвестиций. А республике даст возможность снизить дефицит собственной генерации.

Поделиться в социальных сетях

Госхолдинг «РусГидро», как и обещал, официально приступил к строительству двух малых ГЭС в Карачаево-Черкесской Республике (КЧР). Соглашение о реализации проекта Красногорских МГЭС-1 и МГЭС-2в начале июня в рамках ПМЭФ-2019 подписали предправления – генеральный директор «РусГидро» Николай Шульгинов и глава КЧР Рашид Темрезов. Тогда же было заявлено, что стройка стартует в июне – хотя отбор эти два проекта в рамках ДПМ ВИЭ прошли еще в 2017 году; прошедшие годы ушли на подготовительные работы, что в случае с малыми ГЭС, в отличие от солнечных и ветровых станций, вполне нормально. Ввод новых гидроэлектростанций в эксплуатацию намечен на 2021-2022 годы.

Станции спроектированы дочерним обществом «РусГидро» – институтом «Мособлгидропроект», проектная документация получила положительное заключение Госэкспертизы России. Мощности Красногорских МГЭС-1 и МГЭС-2 будут одинаковыми – по 24,9 МВт. Это сделано не просто так, а для прохождения сквозь сито отборов программы ДПМ ВИЭ, в рамках которой поддержку могут получить только малые ГЭС мощностью не более 25 МВт. За предстоящие три-четыре года подрядчикам предстоит возвести одно на две станции подпорное сооружение – плотину длиной 148 метров и высотой 31,4 метров с водосбросом, а также правобережную защитную дамбу длиной 475 метров. В каждом из двух зданий МГЭС установят по два гидроагрегата по 12,45 МВт, с поворотно-лопастными гидротурбинами, работающими на расчетном напоре 24,9 метров. Кстати, по похожей схеме (одна плотина, два здания, возврат инвестиций за счет ДПМ ВИЭ) строит Белопорожские МГЭС в Карелии и компания «Норд Гидро».

Объекты появятся на реке Кубань в 806 км от ее устья, в Усть-Джегутинском муниципальном районе КЧР (который только что, кстати, пострадал от сильных ливней), около станицы Красногорская, в 40 км южнее города Черкесска – республиканской столицы. Но в случае с выбором створа для плотины лучше ориентироваться не по географии, а по энергетике – МГЭС построят на 3,4 км ниже по течению реки от действующей Зеленчукской ГЭС-ГАЭС, которая также входит в «РусГидро». Дело в том, что новые гидроэлектростанции будут не только вырабатывать электроэнергию, но и выравнивать своим водохранилищем колебания уровня воды в реке, которые возникают при изменении режимов работы Зеленчукской станции. Это позволит снять существующие сейчас сезонные ограничения мощности ГЭС-ГАЭС, составляющие около 70 МВт, и обеспечить благоприятные условия для водопользователей ниже по течению.

В результате работы Красногорских МГЭС будет в целом оптимизирован водный режим Кубани, что даст возможность увеличить выработку электроэнергии на существующих станциях Каскада Кубанских ГЭС на 230 млн кВт*часов ежегодно. А это очень весомая прибавка, если учесть, что по итогам прошлого года весь этот филиал «РусГидро» выработал 1,46 млрд кВт*часов. 

В соответствии с упомянутым выше соглашением о строительстве Красногорских МГЭС, при совместном проведении мероприятий в верхнем бьефе МГЭС для наполнения в 2021 году Красногорского водохранилища до отметки 741,5 метров власти КЧР будут оказывать госхолдингу «содействие по оформлению градостроительной, землеустроительной и иной документации, а также оформлению права на земельные участки». А также «содействовать в получении необходимого заключения историко-культурной экспертизы о достаточном уровне выполнения археологических охранно-спасательных мероприятий».

Соглашение о реализации проекта Красногорских МГЭС-1 и МГЭС-2 в начале июня в рамках ПМЭФ-2019 подписали предправления – генеральный директор «РусГидро» Николай Шульгинов и глава КЧР Рашид Темрезов.

О стоимости Красногорских МГЭС в «РусГидро» не сообщают, подчеркивая лишь, что строительство ведется из средств инвестпрограммы госхолдинга. Но окупаемость инвестиций будет обеспечена ДПМ ВИЭ. То есть – за счет потребителей первой ценовой зоны ОРЭМ. Оценить затраты компании можно по следующим открытым данным: в 2017 году, когда две заявки от «РусГидро» прошли через конкурсный отбор проектов по ДПМ ВИЭ, согласно данным АТС, плановая величина капитальных затрат на 1 кВт установленной мощности МГЭС составляла 163 912 рублей. Для сравнения: в прошлом году конкурсный отбор прошли три проекта МГЭС – две ООО «ЭнергоМИН» в Ставрополье (МГЭС на Просянском сбросе БСК на 7 МВт и Горько-Балковская МГЭС на 9 МВт), а также Нижне-Красногорская МГЭС в той же КЧР компании «Южэнергострой» (23,7 МВт) с одинаковыми капзатратами – 174 473 рублей за кВт. 

У прошедшего через последний отбор 2019 года проекта «ЕвроСибЭнерго» (входит в En+) по строительству МГЭС «Сегозерская» (8,1 МВт) плановая величина капитальных затрат на 1 кВт установленной мощности составила 175 948 рублей за кВт. Другими словами, у «РусГидро» пока – самые низкие капзатраты на объекты. У аналогичным Красногорским по мощности Белопорожских МГЭС-1 и МГЭС-2 «Норд Гидро», отобранных в 2015 году, этот параметр составлял 174 014 рублей за кВт. 

Малые ГЭС, очевидно, стоят намного дороже солнечных и ветровых станций. Например, у проекта неизвестной пока СЭС финского «Фортума», отобранной в этом году, плановая величина капитальных затрат на 1 кВт установленной мощности равна 49 788 рублей. А у ВЭС, которую итальянская «Энел Россия» построит в Ставрополье, этот параметр составил 64 867 рублей за кВт.

В результате работы Красногорских МГЭС будет оптимизирован водный режим Кубани, что позволит увеличить выработку электроэнергии на существующих станциях Каскада Кубанских ГЭС на 230 млн кВт*часов ежегодно.
«Развитие генерации на базе возобновляемых источников энергии, таких как малые ГЭС, всегда было важным направлением деятельности «РусГидро». В течение года мы планируем завершить строительство трех малых ГЭС на Северном Кавказе, а сегодня начинаем строительство двух Красногорских МГЭС. Несмотря на свой статус малой генерации, Красногорские гидроэлектростанции – серьезные объекты, которые окажут существенное положительное влияние на работу энергосистемы республики»
Николай Шульгинов Председатель Правления – Генеральный директор ПАО «РусГидро»

В этом году «РусГидро» планирует ввести в той же КЧР еще и Усть-Джегутинскую МГЭС мощностью 5,6 МВт. Она еще в 2014 году прошла сквозь отбор ДПМ ВИЭ с капзатратами 146 тыс. рублей за кВт! Такие же параметры были и у отобранных в том же году проектов «РусГидро» МГЭС «Верхнебалкарская» (10 МВт) и «Барсучковская» (5,25 МВт), которые планируется построить в Кабардино-Балкарии и Ставрополье. Эти станции также планируется ввести в этом году. Таким образом, в своем портфеле возобновляемой энергетики, где есть и СЭС, и ветропарки, «РусГидро» наконец-то получит весомую долю – более 70 МВт - более традиционных для своего профиля и малых ГЭС.

Нетрудно заметить, что все пять проектов МГЭС реализуются в рамках ДМП ВИЭ. И все – на Северном Кавказе. «Здесь существуют наиболее благоприятные природные условия для малой гидроэнергетики. Кроме того, энергосистемы республик Северного Кавказа энергодефицитны, и дополнительная выработка МГЭС является востребованной», - объяснили «Кислород.ЛАЙФ» в компании. 

К примеру, среднемноголетняя годовая выработка каждой из Красногорских МГЭС составит 83,8 млн кВт*часов. Много это или мало? Для сравнения: по данным «РусГидро», по итогам 2018 года выработка одной лишь Зеленчукской ГЭС-ГАЭС (в турбинном режиме ее мощность 300 МВт, в насосном – примерно вдвое меньше) составила 460,83 млн кВт*часов. А с учетом результатов МГЭС на реке Большой Зеленчук (1,26 МВт), введенной в 2018 году, весь Карачаево-Черкесский филиал госхолдинга произвел 461,1 млн кВт*часов электроэнергии. То есть две малых ГЭС в КЧР дадут примерно третью часть этого объема, причем на одну только республику.

По данным из Отчета о функционировании ЕЭС России в 2018 году, которые выпускает «Системный оператор», потребление электроэнергии в КЧР в прошлом году составило чуть более 1,34 млрд кВт*часов (это примерно сотая часть от потребления всей ОЭС Юга). А максимум потребления мощности в энергосистеме КЧР составил по итогам прошлого года 218 МВт, при собственном производстве примерно в 486 млн кВт*часов (данные из Схемы и программы развития электроэнергетики республики за 2017 года). «Строительство Красногорских МГЭС позволит снизить энергодефицит Карачаево-Черкессии, который растет с каждым годом», - справедливо отмечает по этому поводу Рашид Темрезов. И это, как нетрудно увидеть по приведенным цифрам, чистая правда.

При этом в «РусГидро» видят в сегменте малой гидроэнергетики куда большой потенциал. «Преимуществом малых ГЭС являются короткие сроки строительства, возможность их размещения ближе к потребителю, повышение надежности энергоснабжения отдаленных горных районов», - отмечают в компании. Однако, что совершенно очевидно, такой инструмент стимулирования ВИЭ в России, как ДПМ, для массового строительства малых ГЭС совершенно не подходит – по итогам последнего в действующей программе конкурсного отбора проектов не разыгранными остались 221,7 МВт МГЭС (из запланированных на старте почти 390 МВт!). При этом в 2013 и 2016 годах на конкурсах вообще не было заявок по этому сегменту ВИЭ. Тогда как инвесторы в СЭС за семь конкурсов выбрали всю квоту, а по ВЭС осталось не разыгранными всего 2,3 МВт. Как отметил в комментарии для газеты «Ведомости» директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики Алексей Жихарев, низкая инвестиционная активность в секторе гидрогенерации подтвердила, что действующий порядок малоприменим для ГЭС: «Сроки и стоимость предпроектных изысканий здесь сильно выше, чем по СЭС и ВЭС, это серьезно повышает риски и отпугивает инвесторов». 

По некоторым данным, на начало 2015 года в России действовало 281 МВт МГЭС, они обеспечивали 10% выработки всех имевшихся на тот момент ВИЭ. С тех пор, конечно, картинка поменялась, но вряд ли радикально. «Малые ГЭС строятся на реках, а также на озерных водосбросах, оросительных каналах ирригационных систем и др. Малая гидроэнергетика важна для отдаленных, труднодоступных и изолированных энергодефицитных районов, которые не подключены к Единой энергетической системе, а также для локального водоснабжения небольших городов и поселений. Малые ГЭС отличаются экологичностью, а также рядом все более востребованных косвенных эффектов, например, возможностью каптажа – накопления и последующего использования питьевой воды», - отмечается на сайте «РусГидро». Дело за малым - воспользоваться этим потенциалом.

«Преимуществом малых ГЭС являются короткие сроки строительства, возможность их размещения ближе к потребителю, повышение надежности энергоснабжения отдаленных горных районов».
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»