29 Ноября 2018

В режиме недостижения

Счетная палата РФ считает, что действующая до 2020 года ФЦП «Охрана озера Байкал» не достигнет ожидаемых результатов. С 2015 года на мероприятия программы ушло 8,4 млрд рублей, но экологическая обстановка в районе озера Байкал не только не улучшилась, но продолжает ухудшаться.

Поделиться в социальных сетях

Несмотря на то, что за 2015-2017 годы и девять месяцев текущего года государственные заказчики израсходовали на реализацию мероприятий ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы» 8,4 млрд рублей., экологическая обстановка в районе озера Байкал не только не улучшилась, но продолжает ухудшаться. Это создает риски недостижения целей ФЦП. Такой диагноз сегодня выдала Счетная палата РФ, которая провела ревизию ФЦП совместно с контрольно-счетными органами Иркутской области и Республики Бурятия. Основная причина недостижения показателей – несоблюдение сроков ввода в эксплуатацию объектов ФЦП: в 2014-2017 годы из 17 объектов в срок были введены только пять. 

Государственный заказчик-координатор ФЦП – Минприроды России. Но, как признали в СП РФ, ведомство «не обеспечило надлежащую координацию деятельности государственных заказчиков ФЦП». «Финансовые ресурсы и целевые индикаторы программы между собой не увязаны, достоверность установленных индикаторов не подтверждена. Средства, выделенные на ее реализацию, расходуются зачастую без достижения ожидаемого результата», – сообщил на коллегии директор департамента Счетной палаты РФ Сергей Нероев

Отчеты свидетельствуют: из девяти показателей ФЦП в 2015 году не было достигнуто шесть, в 2016 году – уже семь, в прошлом году – четыре. При этом в 2017 году два показателя были выполнены «за счет корректировки их значений под фактически ожидаемые». К примеру, ежегодное невыполнение показателя, характеризующего охват Байкальской природной территории государственным экологическим мониторингом, связано с затягиванием более чем на три года ввода в эксплуатацию научно-исследовательского судна Росгидромета (это случилось только в ноябре этого года). Ежегодно не достигался показатель и сокращения объемов непереработанных и не размещенных на полигонах отходов. Из четырех запланированных полигонов три введены в эксплуатацию, но не функционируют, а один – не достроен. При этом использованы средства федерального бюджета в сумме 232,2 млн рублей. По данным Росприроднадзора, на начало текущего года обеспеченность Иркутской области и Республики Бурятия полигонами вообще остается крайне низкой. Нет в двух прибайкальских субъектах РФ ни одного объекта переработки ТКО. «Отсутствие полигонов и мощностей по переработке отходов на фоне ежегодного увеличения их объема создает риски роста несанкционированных свалок на БПТ», – отметил Сергей Нероев. 

Сохраняются риски, что не будут достигнуты результаты мероприятий ФЦП по ликвидации подпочвенного скопления нефтепродуктов, загрязняющих воды реки Селенга. А также экологических последствий деятельности Джидинского вольфрамо-молибденового комбината в бурятском Закаменске. Несмотря на то, что с 2012 года на эти цели ушло 1,3 млрд рублей, по данным Росприроднадзора и Роспотребнадзора, содержание нефтепродуктов в водах реки (по состоянию на май 2018 года) в 7,7 раз превышает фоновую пробу. А химические вещества, содержащиеся в воздухе Закаменска, представляют угрозу здоровью его жителей, увеличивая число болезней органов дыхания, центральной нервной системы, системы крови, почек и эндокринной системы. 

Не обошли в СП РФ и другую болезненную тему – ликвидация негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК). Только в 2013-2015 годы на это было выделено почти 2,9 млрд рублей. В 2016-м средства практически в полном объеме вернулись в федеральный бюджет, за исключением 131 млн рублей, израсходованных на проектную документацию – которую, как выяснилось в прошлом году, невозможно использовать, так как она нуждается в корректировке. Несмотря на это, за два последних года бюджету Иркутской области на ликвидацию БЦБК была выделена субсидия в 1,3 млрд рублей. Как объяснил на этой неделе глава областного минприроды Андрей Крючков, более 1,1 млрд из этих средств также пришлось вернуть обратно – но не с концами; финансирование лишь перенесено на 2021 год. «Если бы мы этого не сделали, к нам было бы применено постановление правительства РФ №999 и Иркутская область подверглась бы штрафу в размере около 10% от суммы контракта, то есть около 111 млн рублей мы были бы вынуждены заплатить. Мы это предотвратили и по согласованию с Минприроды РФ средства были возвращены в федеральный бюджет. Подчеркну: на 2019 год средства в бюджете уже были, именно поэтому мы перенесли сумму 1,11 млрд на 2021 год. В 2020 году завершится действие ФУП по охране озера Байкал, начнется действие национального проекта «Экология». А у нас на первый год проекта уже будут средства», - объяснил чиновник. 

В СП РФ также считают, что Иркутская область не должна была заключать госконтракт с АО «Росгеология» на выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия БЦБК на сумму 5,9 млрд рублей, поскольку сейчас продолжается корректировка проектной документации. «Если учесть, что технология ликвидации отходов до настоящего времени не определена, цена госконтракта не может считаться обоснованной», - заявили в СП РФ. «Мероприятие, которое реализуется с 2013 года и должно быть завершено к 2020 году, фактически еще даже не начиналось. При этом были необоснованно отвлечены средства федерального бюджета в сумме 4 млрд рублей, оплачена проектная документация, которая не подлежит применению, а ее корректировка потребует дополнительного времени и средств», – констатировал Сергей Нероев. Впрочем, бухгалтерский подход к решению проблемы с отходами БЦБК в данном случае вряд ли обоснован – подобного в мировой практике еще никто не делал. И лучше уже все еще раз сдвинуть и откорректировать, чем приступать в делу без четких обоснований. В «Росгеологии» недавно отмечали, что ждут заключения Главгосэкспертизы нового проекта ликвидации до 30 июня 2019 года. 

В Минприроды РФ признали, что «должный механизм координации между всеми участниками ФЦП отсутствовал». «Это, наверное, и стало причиной недостаточно эффективного результата в части достижения показателей», - заявил заместитель министра Иван Валентик. По его словам, в ведомстве «приняты определенные меры». В частности, создано координирующее подразделение, которое будет заниматься мониторингом реализации ФЦП. В Минприроды РФ также собираются внимательно проработать предложения Счетной палаты в части корректировки показателей ФЦП. «Мы свяжем их с теми целевыми показателями, которые сегодня у нас подготовлены в рамках федерального проекта «Сохранение озера Байкал». Это пять показателей, и они измеримы, с нашей точки зрения», – подчеркнул Валентик.

Основная причина недостижения показателей ФЦП – несоблюдение сроков ввода в эксплуатацию объектов ФЦП: в 2014-2017 годы из 17 объектов в срок были введены только пять.
Константин Зверев Независимый журналист