3 Июля 2019

Ученые и специалисты – о наводнении в Иркутской области

Катастрофа в Иркутской области породила огромное количество псевдонаучных, а зачастую и антинаучных версий. Чтобы опровергнуть наиболее фантастические из них, группа ученых ИНЦ СО РАН провела пресс-конференцию. «Кислород.ЛАЙФ» собрал наиболее интересные заявления.

Поделиться в социальных сетях

Версия №1. Виноваты Ангара и Байкал?

Заведующий лабораторией гидроэнергетических и водохозяйственных систем Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН Вячеслав Никитин считает, что «на уровне знаний 1 июля можно сделать лишь предварительный анализ. Речь идет о бассейне реки Ангара, ее северо-западных притоках. Водохранилища Ангарского каскада от места событий далеко, от Тулуна до Братска около 300 км. Первопричина наводнения – 25-29 июня мощный циклон прошел в бассейнах рек Уда, Ока, Ия, Белая. Обычно такого вида циклоны не задерживаются дольше нескольких часов, максимум суток. Здесь же циклон оказался зажат с севера и с юга антициклонами, они его удержали на четыре дня. Это событие совпало с затянувшимся снеготаянием в Саянах, и, поскольку такие дожди не характерны для июня – обычно они бывают в июле-августе – сочетание двух факторов дало такой экстремальный эффект», - пояснил Никитин. 

По подсчетам ученых, в Тулуне за сутки 25-26 июня выпало 78 мм осадков при месячной норме 59 мм, в Усть-Каде и Нижнеудинске – 50 мм. Уже 28-29 июня уровень воды в реке Ия поднялся на 10-14 метров. Это превышение абсолютного рекорда, который был зафиксирован 3 августа 1980 года, когда вода поднялась на 10 метров. В Нижнеудинске уровень воды в реке Уда повысился на 2,5-3 метров. В населенном пункте Усть-Када на реке Ока – на 4,5-5 метров, в селе Ухтуй на той же Оке – на 10 метров. Чем дальше на юго-восток, тем меньше был подъем: река Белая в Усольском районе поднялась на два метра, а река Китой – всего на 0,6 метра. 

Появившиеся в социальных сетях публикации о влиянии на случившееся Братского водохранилища, расходов через гидроагрегаты Братской и Иркутской ГЭС ученый назвал «шокирующими», но беспочвенными. По состоянию на 1 июля уровень Братского моря находился на отметке 396,8 метров БС. «Это соответствует норме для этого времени года и действующему законодательству. Максимальный уровень Братского водохранилища, то есть нормальный подпорный уровень, это 401,73 метров БС. Чтобы было понятно, какая тут связь с Тулуном – нормальный уровень реки Ия составляет 453-454 метров, то есть выше Братского водохранилища на 51-54 метров! Уровень водохранилища никак не влияет на уровень реки Ия и на уровень других притоков – за исключением небольших районов в месте их впадения в Ангару. На 28 июня расход Иркутской ГЭС составлял 1800, с 1 июля по решению Енисейского бассейнового водного управления – 2000 кубометров в секунду. Это тоже в пределах нормы. На Братской ГЭС расход был 2690 кубометров. Боковая приточность в Братское водохранилище на 28 июня – 2430 кубометров, на 1 июля – 11 тысяч кубометров. Спустя три дня после Тулуна паводок дошел в водохранилище, но это краткосрочное явление», - отметил Вячеслав Никитин. 

Уровень озера Байкал, об «опустошении» которого пишут некоторые комментаторы в соцсетях, не понижался, а напротив – повышался очень высокими для этого водоема темпами, до 1 см в день. На 1 июля он составлял 456,57 метров в Тихоокеанской системе, что выше среднемноголетних значений. По оценке Вячеслава Никитина и его коллег, к сентябрю уровень Байкала достигнет отметки нормального подпорного уровня 457 метров.

Версия №2. Виноваты энергетики?

«Псевдоэксперты» из социальных сетей и некоторых далеких от места событий СМИ смело заявляют, что наводнение было вызвано якобы «неправильной» работой Ангарских ГЭС. Эти заявления многочисленны и так запутаны, что отвечать на них дословно практически невозможно – авторы просто не владеют вопросом и лепят в кучу все, что придет в голову.

Генеральный директор АО «ЕвроСибЭнерго» Михаил Хардиков попытался разобрать хотя бы наиболее болезненные вопросы. «Сейчас еще не ликвидированы все последствия трагедии и очень расстраивает, что некоторые наши соотечественники пытаются «сделать хайп» на таком событии – развивают всякие теории заговоров, обвиняют не природные явления, а цепочку неких искусственных событий. Я считаю, что это недопустимо. Людям стоило бы потратить энергию на изучение техники и ситуации в Иркутской области, где большинство этих «знатоков» просто не бывали. Если вы хотите обвинять энергетиков в стремлении к сверх-прибылям, то узнайте хотя бы, что река Бирюса и река Уда впадают в Ангару ниже всех четырех ГЭС, никаких электростанций там просто не существует. Что касается реки Ия, то Тулун выше Братского водохранилища настолько, что подпором с Братской ГЭС никоим образом нельзя вызвать такое наводнение. Река Ия впадает не в Ангару, а в Братское водохранилище, поэтому и сбросами на Иркутской ГЭС на ситуацию повлиять никак нельзя». 

«Стоит отметить, что Братское водохранилище – водоем многолетнего регулирования, его уровень может колебаться в пределах 10 метров и сейчас, после четырех лет маловодья, стоит примерно на середине. Вот этот огромный паводок, который прошел в конце июня, повысил его уровень всего на 60 см. И мы имеем около пяти метров запаса до нормального подпорного уровня. Мы имеем возможность предотвратить любые кризисные явления ниже Братской ГЭС и адсорбировать любой объем воды без увеличения расходов.

Что касается тезиса о стремлении побольше воды сработать и на этом получить побольше денег, то он противоречит тезису о подпоре, но тем не менее рассмотрим и его. Объемы расходов для всех ГЭС устанавливает Федеральное агентство водных ресурсов, Енисейское бассейновое водное управление. Они руководствуются Правилами использования водных ресурсов, у них есть определенные приоритеты водопользования и на первом месте там стоят население и сельское хозяйство, на втором месте – водный транспорт и так далее. Энергетики – в последнюю очередь. Мы работаем на Ангаре в полном соответствии с этими требованиями и любой из этих органов это подтвердит», - подчеркнул Михаил Хардиков. 

Абсолютно безумное предположение о том, что наводнение было вызвано взрывом ледника в Саянах, Михаил Хардиков прокомментировал кратко: у «ЕвроСибЭнерго» нет специалистов для подобных работ, нет лицензий на приобретение, хранение и перевозку взрывчатых веществ. Да и вообще сама по себе идея говорит лишь о фантазиях ее авторов и никогда никем в профессиональных кругах даже не обсуждалась.

Версия №3. Трагедию можно было предсказать?

Специалисты Иркутского гидрометцентра также проанализировали случившееся и пришли к выводу, что циклон, принесший в Иркутскую область катастрофическое наводнение, сформировался в третьей декаде июня над южными районами Урала и в Западной Сибири. Штормовое предупреждение о том, что дожди достигнут масштабов очень опасного явления, было передано еще 23 июня, заявила заместитель начальника Иркутского гидрометцентра Юлия Янькова. «Критерий опасного явления – это 50 мм за 12 часов, в селеопасных районах – 30 мм за тот же срок. 25 июня мы передали второе штормовое предупреждение об очень сильных и продолжительных дождях. По нашим наблюдениям, пик пришелся на 25-26 июня, в некоторых районах было даже три-четыре месячных нормы», - отметила Янькова. 

Уровень воды в реках начал повышаться уже 24 июня. Поскольку это происходило на малых реках, где даже небольшое повышение считается опасным явлением, гидрологи выпустили предупреждение. Как рассказала гидролог отдела прогнозов Иркутского гидрометцентра Людмила Ерохина, зачастую наблюдения за положением дел проводились в сложнейших условиях. «На Аршане, например, наш наблюдатель каждые четыре часа должен плыть на лодке несколько километров, чтобы провести измерения. Связи зачастую нет. Уже по одному Аршану мы сразу 26 июня дали предупреждение для Тулуна и прогнозировали уровень повышения 850-900 см. 27 июня дали второе предупреждение до 1050-1200 см, а 28 июня, когда вал воды был уже близко к Тулуну – 1400 см. Для этого бассейна характерно быстрое повышение – от 50 до 120 см за два часа. Всего же в Тулуне уровень реки повысился на 912 см. Накануне паводка был 475 см, на пике – 1387 см. Заблаговременность прогноза составила 2-2,5 суток по Тулуну», - пояснила Людмила Ерохина. 

Несмотря на своевременный прогноз, ученые не смогли заранее оценить масштабы наводнения – слишком сильно поднялись притоки Ии, на которых вообще нет водопостов для наблюдения. А эти реки, которые даже не упоминают в новостях, повышались одновременно с Ией, что привело к наводнению, вероятность которого оценивается как один раз в тысячу лет. В Тулуне, как уже писали СМИ, это далеко не первое наводнение, однако после строительства дамбы опасный уровень повысили с 650 до 750 см и дамба действительно сдерживала все паводки на протяжении десятилетия. 

История научных наблюдений в пострадавших районах составляет всего около 100 лет – для полноценного прогноза событий этого ряда мало. В будущем проблема с наблюдениями и прогнозами может ухудшиться. Уже сейчас в районах, которые нужно было держать под контролем, работает всего два поста гидрологов, оснащенных самыми простыми средствами наблюдения. Но вскоре один из сотрудников собирается уволиться и останется лишь один пост. На всю территорию области (770 тыс. кв. км) насчитывается 128 информационных постов – в лучшие годы, в конце 1980-х, было 167. Количество метеорологических станций за последние 30 лет сократилось со 120 до 80. 

Академик РАН Игорь Бычков напомнил, что Иркутская область является сейсмически-опасным регионом. Ученые не могут предсказать место, силу и дату очередного землетрясения, но могут составить карты сейсмо-районирования и в соответствии с ними дать рекомендации строителям по усилению конструкций зданий. То же самое можно сделать и с наводнениями. Причем, по мнению ученого, станции можно сделать автоматическими – существующие в мире и в нашей стране технологии позволяют решить эту задачу. «Я неплохо знаю тот район, где сейчас наводнение. На протяжении многих лет дома там строили хоть и рядом с рекой, но на возвышенности. За прошедшие годы ограничения, связанные с зонами затопления, были забыты. Не только в деревнях, но и в Иркутске есть нарушения. Люди оформили землю, возвели постройки и теперь находятся в подвешенном состоянии. Два года назад наш Институт динамики систем и теории управления вместе с Институтом систем энергетики провел исследование и составил карту зон подтопления при разных режимах работы ГЭС и разных метеорологических условиях. Картина достаточно тревожная», - подчеркнул Бычков. 

Помимо застройки прибрежных районов, проблема усугубляется отсутствием защитных сооружений – дамб на реках, которые являются притоками Ангары. Проведение предупредительных мероприятий было возможно, а после случившегося – просто необходимо. Специализированные комиссии разберутся, насколько правильно и вовремя отработали все вопросы местные власти, органы МЧС и полиции. Но есть и вопрос о реагировании населения на возможную угрозу. «Наша задача состоит в том, чтобы подобных трагедий не было, несмотря на географические и климатические условия. Разрушенные дома нужно восстанавливать не в низинной части городов, людей надо переселить на возвышенность», - уверен академик Бычков.

https://www.sbras.ru/files/news/image/bychkov_i_v_04_09_2017.jpg
Академик Игорь Бычков: «На протяжении многих лет дома там строили хоть и рядом с рекой, но на возвышенности. За прошедшие годы ограничения, связанные с зонами затопления, были забыты».
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект