16 Сентября 2019

Терпение пропало, градус повышен

Новый перечень поручений президента РФ по сохранению Байкала производит впечатление «контрольного выстрела» – Владимир Путин больше не готов слушать отговорки и ждать. Он требует практически немедленного исполнения всем известных и давно озвученных требований.
Поделиться в социальных сетях

Официальный портал президента РФ опубликовал подписанный Владимиром Путиным 12 сентября Перечень поручений по результатам проверки исполнения законодательства по сохранению озера Байкал и его экологическому оздоровлению. Такого документа давно ждали. Главное, на что обращаешь внимание при чтении поручений, это лаконичность формулировок и крайне жесткие сроки, поставленные главой государства всем, кому адресовано это послание. Всего один из шести пунктов дает исполнителям фору до 1 июня 2020 года, еще один – до 1 марта, все остальные – всего лишь до 1 января. Учитывая, что поручения даны председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву, а также главам трех регионов – Алексею Цыденову (Республика Бурятия), Александру Осипову (Забайкальский край) и Сергею Левченко (Иркутская область) – то есть людям, которым до конца года надо будет завершить работу над федеральным и региональными бюджетами, а также решать другие текущие задачи, получается, что президент ставит Байкал и его проблемы выше всех остальных вопросов. 

Для тех, кто все понимает, вот ссылка на сам перечень поручений. Для всех остальных – этот материал с нашими комментариями.

«1. Правительству РФ рассмотреть на заседании следующие вопросы:

а) выполнение РФ обязательств в сфере охраны озера Байкал как объекта всемирного природного наследия ЮНЕСКО;

б) оценка деятельности Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, меры по повышению эффективности ее работы, включая целесообразность определения председателем заместителя председателя правительства РФ;

в) организация работы контрольно-надзорных органов на Байкальской природной территории по принципу осуществления на ней деятельности одним территориальным подразделением.

Срок – 1 января 2020 года.

Ответственный: Медведев Д.А.».

Угроза объявления Байкала «объектом Всемирного природного наследия в опасности», как и другие жесткие резолюции Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, объектом которого озеро является с 1996 года, появляются с той же периодичностью, как затмения луны. Практически любое решение правительства РФ по поводу Байкала может спровоцировать международных чиновников на очередное проявление «крайней обеспокоенности». Очередным поводом для этого стало постановление №1667, которым в конце 2017 года в очередной раз были введены расширенные диапазоны регулирования уровня Байкала в зависимости от условий водности. На 42-й сессии ЮНЕСКО в конце июня – начале июля 2019 года от России потребовали до 1 декабря предоставить документы «оценки воздействия на окружающую среду», на основании которых было принято это постановление. 

Увы, такого исследования никто не проводил. Как, впрочем, не проводилось подобных НИР и при выпуске в 2001 году постановления правительства РФ №234, которым был утвержден метровый диапазон изменения уровня Байкала. Абсолютно фантастическая и не предусмотренная природой рамка между отметками 456 и 457 метров ТО действовала, тем не менее, аж до 2014 года – до тех пор, пока на Байкал не пришло экстремальное маловодье. С тех пор, чтобы чиновники смогли выполнять свои обязанности, правительство РФ несколько раз «разрешало» озеру опускаться ниже 456 метров ТО. Последнее из временных постановлений – то самое, за №1667, действующее до 2021 года. всего лишь позволяет пережить аномальные события. Сейчас Байкал «успешно» удерживают в пределах все того же метрового диапазона, несмотря на резкое увеличение притока в озеро и другие водоемы Ангаро-Енисейской системы. И несмотря на заявления ученых о том, что 457 метров ТО в принципе невозможно «удержать» ни технически, ни бюрократически…

На оценку экологических последствий любого диапазона, по мнению иркутских ученых, нужно государственное задание и минимум три года работы. Еще лучше было бы дать специалистам чуть больше времени и разработать новые Правила использования водных ресурсов, способные увязать воедино Байкал, Ангару и даже гидрологически связанный с ними Енисей, введя общие понятные и нерушимые для всех инстанций нормы управления уровнями всех водохранилищ самого крупного в России каскада ГЭС. Очевидно, что президент не считает работу Ангарского каскада ГЭС (безукоризненно исполнявшего все требования федеральных органов) проблемой для Байкала, но держать Иркутскую ГЭС 49 месяцев на минимальных расходах только потому, что уровень Байкала опустился ниже какой-то очень условной и взятой с потолка отметки – тоже неправильно. 

Впрочем, ЮНЕСКО беспокоит не только управление уровнем озера. Вопросов, на которые КВН в ежегодных резолюциях требует от России дать ответы, много. И ежегодные же отчеты РФ комитет явно не устраивают. Но, что интересно, Владимир Путин дал поручение не отчитаться перед ЮНЕСКО по поставленным международной организацией вопросам, а проанализировать исполнение нашей страной взятых на себя обязательств по охране Байкала. А, кроме этого, оценить и собственные управленческие структуры, созданные для комплексной охраны Байкала. 

Последний подпункт первого поручения предполагает, что правительство РФ должно отказаться от работы с руководством как минимум двух де-факто не сообщающихся между собой территорий и организовать работу на Байкале через единое территориальное подразделение, наделенное контрольно-надзорными полномочиями. Сейчас по такому принципу работает Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура, с 2020 года, возможно, властям Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края придется налаживать сотрудничество с новой федеральной структурой. Какой формы она будет? Где будет располагаться ее голова? Вопросы далеко не праздные, ведь формально три байкальских региона с прошлого года разведены на два федеральных округа (Сибирский и Дальневосточный), каждый из которых возглавляет свой полномочный представитель со своими лоббистскими возможностями и связями в федеральных структурах. В такой управленческой системе за Байкал должна отвечать, очевидно, отдельная организация – с федеральным же статусом. 

То, чем предстоит заниматься новому органу, прописано во втором пункте поручений.

Владимир Путин дал поручение не отчитаться перед ЮНЕСКО по поставленным международной организацией вопросам, а проанализировать исполнение нашей страной взятых на себя обязательств по охране Байкала.

«2. Правительству РФ в целях обеспечения комплексной межведомственной и межрегиональной координации действий органов исполнительной власти всех уровней на Байкальской природной территории:

а) завершить формирование механизмов осуществления государственного экологического мониторинга уникальной экологической системы озера Байкал, обеспечивающего прогнозирование изменений состояния окружающей среды, и предусмотреть совершенствование: методики расчета охвата площади Байкальской природной территории государственным экологическим мониторингом и его подсистемами, исходя из достаточности наблюдательных пунктов и проводимого сбора данных (измерений); мониторинга водных животных и растений озера Байкал;

б) утвердить порядок предупреждения и реагирования на риски нарушения экологической системы озера Байкал;

в) разработать интегрированные показатели охраны уникальной экологической системы озера Байкал и ее состояния с использованием государственного фонда данных государственного экологического мониторинга.

Срок – 1 июня 2020 года.

г) обеспечить проведение регулярного анализа количества запасов и промысловой нагрузки водных биологических ресурсов озера Байкал, а также оценку результатов их воспроизводства;

д) с учетом мероприятий, указанных в подпункте «г» настоящего пункта, разработать и приступить к реализации комплекса мер по сохранению и воспроизводству уникальных водных биологических ресурсов, предусмотрев автоматизированный учет выпуска видов рыб.

Срок – 1 января 2020 года.

Ответственный: Медведев Д.А.

е) провести совместно с высшими исполнительными органами государственной власти Республики Бурятия, Забайкальского края и Иркутской области оценку достаточности и соответствия нормативам систем водоотведения всех населенных пунктов Байкальской природной территории;

ж) внести изменения в федеральные и региональные программные документы по строительству, модернизации и реконструкции очистных сооружений по результатам исполнения подпункта «е» настоящего пункта.

Срок – 1 января 2020 года.

Ответственные: Медведев Д.А., Цыденов А.С., Осипов А.М., Левченко С.Г.».

Научное сообщество, надо полагать, будет сильно удивлено сроками, поставленными в этом пункте. По-хорошему, на создание современной системы мониторинга академики просят пять лет и 3 млрд рублей – но президент дает на это три месяца и ничего не говорит о деньгах. Видимо, предполагается, что времени и до этого было предостаточно, да и деньги на Байкал в бюджете так или иначе заложены. 

Не заложена нигде и никакими законами одна важная вещь: для создания любой дееспособной системы правительство РФ должно назвать персонально того человека, который будет эту систему создавать и ею командовать. Поскольку речь идет о системе научного мониторинга и прогнозирования, руководить проектом призовут кого-то из академической среды – но кого именно? Претендентов в Иркутском и Бурятском научных центрах СО РАН найдется предостаточно, при том что главным проводником этой системы всегда выступал академик РАН Игорь Бычков из Иркутска. Кого выберет председатель правительства РФ?

Что касается двух пунктов про биоресурсы и рыб, то просматривается как минимум два требования президента. Первый – определить, правильным ли было вводить запрет на промышленный вылов байкальского омуля, весьма спорный и жесткий. Второе – возможно, ответить на потуги специалистов из Бурятии, постоянно лоббирующих открытие промысла якобы жутко расплодившейся нерпы.

Последние же пункты ставят вопрос о том, каким нормативам должны соответствовать системы водоотведения на Байкале? Глава Бурятии Цыденов – сторонник изменения приказа №63 Минприроды РФ, в котором эти нормативы прописаны с 2009 года. Цыденов и ученые Бурятского института природопользования СО РАН доказывают, что установленные нормативы неисполнимы. А ученые Лимнологического института СО РАН (и многие их коллеги со всего мира) обвиняют коллег с восточного берега в научной недобросовестности и стремлении просто разрешить сливать в Байкал и его притоки неочищенные стоки. Кто победит в этом споре, чья версия нормативов будет взята за основу? Пока непонятно, но спор между двумя регионами явно подошел к концу: федеральный арбитр назначен.

На создание современной системы мониторинга академики просят пять лет и 3 млрд рублей – но президент дает на это три месяца и ничего не говорит о деньгах.

«3. Правительству РФ, Правительству Иркутской области совместно с государственной корпорацией развития «ВЭБ.РФ» в целях ликвидации накопленного вреда окружающей среде в результате деятельности ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат»:

а) провести конкурсные процедуры, направленные на выбор и реализацию лучших мировых технологических решений по утилизации и обезвреживанию отходов, в том числе предусмотрев возможность участия иностранных компаний, имеющих опыт в данной сфере;

б) утвердить перспективный проект развития территорий находящегося в процедуре банкротства ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат».

Доклад – до 1 января 2020 года, далее – один раз в квартал.

Ответственные: Медведев Д.А., Левченко С.Г., Шувалов И.И».

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко, который из-за наводнения в западной части региона и без того встречался с Путиным в 2019 году чаще, чем кто-либо из губернаторов, получил в перечне поручений отдельный пункт. Нетрудно представить, какое отчаяние охватило губернатора в этот момент, ведь с 2017 года все заботы о ликвидации отходов БЦБК переданы правительству области. За это время были подняты все силы (от ведущих фирм и НИИ до откровенных авантюристов), предлагавшие сотни вариантов ликвидации накопленного ущерба. Но ни один вариант не был признан соответствующим всем требованиям: безопасность конечного продукта, безопасность процесса переработки, экономическая рентабельность, рекультивация карт-накопителей лигнина. Решить проблему, не решенную за несколько десятилетий, за три месяца – крайне сомнительная затея. Разве что мы в очередной раз чего-то не знаем, а у федерального правительства есть заранее разработанный и ожидавший своего часа план, которому теперь по сигналу главы государства просто дают карт-бланш на использование любых технологий. 

О том, что все действительно серьезно и Путину надоело слушать отговорки и просьбы об отсрочке исполнения того или иного давнего поручения, говорит последний пункт поручений. 

«Генеральной прокуратуре РФ совместно с ФСБ России и МВД России дать правовую оценку деятельности работников организаций и должностных лиц органов исполнительной власти всех уровней, включая контрольно-надзорные органы, на Байкальской природной территории:

а) по исполнению законодательства РФ в области охраны озера Байкал, в том числе федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012 – 2020 годы»;

б) по проведению неотложных селезащитных и противопаводковых работ;

в) по включению объектов накопленного вреда окружающей среде, в том числе подвергшихся высокому и экстремально высокому загрязнению, в соответствующий реестр и ликвидации негативных экологических последствий;

г) по организации туризма;

д) по обращению с отходами производства и потребления, в том числе на картах-накопителях ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат».

Доклад – до 1 марта 2020 года.

Ответственные: Чайка Ю.Я., Бортников А.В., Колокольцев В.А.».

Шутки кончились. За неисполнение ФЦП по охране Байкала теперь смогут наказать любого, от мелкого муниципального служащего (как, например, мэра Ольхонского района Сергея Копыловасевшего на три года за ущерб, якобы нанесенный беспозвоночным животным) до федерального министра. Возможно, именно поэтому с 12 сентября и до начала новой рабочей недели ни один из глав упомянутых в перечне поручений регионов никак не прокомментировал новую постановку вопроса и новые условия своей работы на Байкале. 

Такую же выжидательную позицию заняли и штатные «защитники» Байкала: промолчали депутаты Госдумы Николай Николаев и Александр Якубовский; их коллега Николай Будуев ограничился тем, что выложил ссылку на документ. Еще один депутат Михаил Щапов не так яростно пиарится на проблемах Байкала (хотя в его округ входят прибайкальские районы), но и он больше увлечен перепиской с правительством о лесных пожарах и ответственности за их тушение. А иркутский эколог и орнитолог Виталий Рябцев настроен настолько скептически, что не уверен в чудодейственной силе поручений президента, ФСБ и МВД. 

Мы же можем констатировать один факт: проблемы Байкала в сложившихся в нашей стране правовых и административных условиях ни при каких обстоятельствах нельзя было решить на региональном уровне, о чем «Кислород.ЛАЙФ» неоднократно отмечал в материалах. Президент Владимир Путин теперь заявил о своей решимости в кратчайшие сроки изменить ситуацию. Путин уже вошел в историю как президент, закрывший БЦБК – несмотря на очевидные социально-экономические издержки такого решения и тот факт, что с закрытием комбината связанные с ним проблемы вовсе не исчерпываются. Но теперь он намерен сделать следующий шаг и стать тем руководителем, который решит задачу полной очистки берегов Байкала от последствий его промышленного использования. Осталось подождать, чтобы увидеть плоды этой решимости.

https://primamedia.gcdn.co/f/big/1016/1015754.jpg?4eae3d98c60810d8d754621e3350c149
С 2017 года все заботы о ликвидации отходов БЦБК переданы правительству Иркутской области (на фото справа - губернатор Сергей Левченко). Но решений не найдено.
Константин Зверев Независимый журналист
Если вам понравилась статья, поддержите проект