13 Сентября 2018

Сетевое ускорение

Президент Монголии Халтмагийн Баттулга предложил России, Китаю, двум Кореям и Японии перейти от слов к делу и начать строительство энергокольца в Северо-Восточной Азии. Свою страну он видит в роли координатора этого глобального мегапроекта. Но транзитное будущее Монголии устроит не все страны макрорегиона.

Поделиться в социальных сетях

Президент Монголии Халтмагийн Баттулга, выступая вчера на пленарном заседании Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке, неожиданно предложил соседям по Северо-Восточной Азии ускориться в создании глобального энергокольца. «Россия, Китай, Япония, Республика Корея, Монголия, в том числе в рамках ООН, в последние годы обсуждали вопрос создания региональной энергетической суперсети, проводили исследования и совместные заседания. Предлагаю, не теряя времени, совместно начать реализацию проекта энергетической суперсети Северо-Восточной Азии, которая является решением проблемы обеспечения стран Северо-Восточной Азии электроэнергией, сбалансирования нагрузок в пиковые часы и использования резервных мощностей», - заявил Баттулга. 

По его словам, этот проект лежит в русле политики Монголии, ориентированной на активное развитие двустороннего и многостороннего торгово-экономического сотрудничества со странами макрорегиона. Для ускорения интеграционных процессов в энергетике Баттулга предложил «создать организацию, в которой были бы представлены все шесть стран Северо-Восточной Азии, которые будут заинтересованы в успешной реализации проекта энергетической суперсети СВА, а именно Монголия, Россия, Китай, Япония, КНДР и Республика Корея». «Такая организация может скоординировать проведенные до сих пор исследовательские работы по реализации проекта, определить общую политику и разработать необходимые документы. Мы готовы создать эту организацию в Монголии, оказывать ее деятельности всяческое содействие. Для того чтобы оперативно создать ее, предлагаю сформировать совместную рабочую группу с участниками сторон. Считаю, что такая сеть будет энергетической интеграцией, которая охватит регионы СВА и станет первым шагом на пути создания азиатской суперсети. Уверен, что энергетическая суперсеть Северо-Восточной Азии наряду с открытием новых возможностей для сотрудничества и развития нашего региона будет еще и важным фактором укрепления доверия между всеми странами региона», - подчеркнул также президент Монголии. 

Создание энергокольца обсуждали еще в 1990-х, на страны СВА за вычетом России сегодня приходится 77% энергопотребления в Азии и более трети мировых выбросов СО2. Теоретические выгоды от подобного межгосударственного энергообъединения лежат на поверхности: обмен суточными и сезонными излишками мощностей (для покрытия пиковых нагрузок в разных часовых поясах), перетоки из профицитных районов в дефицитные, повышение надежности и безопасности энергосистем за счет их взаимосвязей (например, резервирование энергии на случай природных или техногенных катастроф). В исследовании СколТеха, корейской KEPCO и Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ СО РАН, Иркутск), проведенном в 2014-2015 годы, говорилось о том, что благодаря перетокам между странами СВА можно избежать затрат на строительство до 38 ГВт новой генерации. И не строить порядка 16 ГВт тепловых и гидроаккумулирующих электростанций (необходимых для компенсации нерегулярности выработки ВИЭ). На инвестициях в инфраструктуру можно сэкономить до 50 млрд долларов, а на снижении операционных расходов за счет совместной работы энергосистем – до 17 млрд долларов ежегодно. 

И год, и два года назад тема энергокольца также поднималась на ВЭФ, но главным ее лоббистом всегда выступал Владимир Путин – обещавший, что «Россия готова предоставить нашим партнерам конкурентную в АТР цену на электроэнергию и зафиксировать ее на долгосрочный период». Заявлялось тогда и о создании совместных рабочих групп, в том числе межправительственных. Вчера на ВЭФ глава Минэнерго РФ Александр Новак рассказал, что в рамках азиатского энергокольца РФ рассматривает возможность поставки электроэнергии в Японию, в КНДР и в Южную Корею, но важно «оказание взаимной поддержки и наличие соответствующих генерирующих мощностей и сетевого комплекса, который бы позволил передавать энергию для нужд развития экономик стран». Пока что, как известно, Россия экспортирует электроэнергию только в Китай и Монголию, но в данном случае речь идет об энергомостах, а не кольцах. 

Тем не менее, инициатива до этого всегда всегда исходила от России. И вот – Монголия неожиданно заявила о том, что готова не просто поучаствовать, но и выступить в роли координатора глобальных процессов. «Монголия обладает обширной территорией, поэтому производство солнечной, ветровой электроэнергии в зависимости от сезонных и часовых разниц может помочь Японии и Корее в часы пик, а также может выполнять аккумуляторную роль. Думаю, что возобновляемая энергия будет приветствоваться любой страной», - заявил также Баттулга.

«Желание Монголии возглавить процесс создания суперсети между шестью государствами похвально и лично я бы его поддержал. Но, думаю, это трансформация более общей идеи возглавить что-нибудь регионально-международное в области развития. Так, в 2015-2016 годах Монголия хотела создать координационный центр экономического коридора Китай – Россия – Монголия. И где он? Поэтому вероятность создания именно в этой стране координирующей структуры для создания энергокольца лично мне кажется низкой», - отметил «Кислород.ЛАЙФ», например, международный координатор экологической коалиции «Реки без границ» Евгений Симонов, долгое время проживший в Монголии. 

Интересно, что лидер Японии Синдзо Абэ на той же пленарке заявил, что в роли главного коммуникатора, «эдакого гигантского соединителя точек – дот-коннектора», видит, прежде всего, свою страну.

kremlin.ru
Президент Монголии Халтмагийн Баттулга, выступая вчера на пленарном заседании Восточного экономического форума (ВЭФ) во Владивостоке, неожиданно предложил соседям по Северо-Восточной Азии ускориться в создании глобального энергокольца.

Обращение к Си

Как бы там ни было, но с Китаем «реализация проекта строительства совместного энергетического комплекса и сверхмощных линий электропередач, что является конкретным началом создания вышеупомянутой суперсети» уже начата, заявил Баттулга. «Этот комплекс будет состоять из солнечных, ветровых и угольных станций, которые вместе смогут генерировать около 5350 мегаватт встроенной мощности. Также будут построены сверхмощные линии электропередач постоянного тока из Монголии в Китай общей протяженностью более 1,5 тысяч километров. Завершены исследовательские работы, подготовлено ТЭО, и в скором времени начнутся строительные работы», - рассказал президент. 

Об аналогичных проектах с РФ монгольский лидер в своем выступлении почему-то не упомянул. При том что усилить исторически слоившиеся сетевые связи между двумя странами в России предлагали неоднократно. Напомним, сейчас наши государства соединяет несколько воздушных линий, но львиная доля поставок идет по ЛЭП 220 кВ с Гусиноозерской ГРЭС в Бурятии. Глава этой республики Алексей Цыденов уверен, что даже на базе существующей инфраструктуры «без больших инвестиций можно увеличить объемы поставок, и покупка электроэнергии из России удобна по многим факторам — в любом случае получится дешевле, чем что-то свое городить». 

Возможно и новое сетевое строительство. Например, «Россети» в 2016 году предлагали проложить в Монголию ЛЭП 500 кВ мощностью до 1 ГВт, что сравнимо с нынешним размером энергосистемы этой страны. Глава сетевого холдинга Павел Ливинский вчера заявил, что проработка проекта ведется: «Работа идет, ТЭО выполняется. Для более качественной разработки ведется сбор исходных данных». Кстати, пункты о «совместной проработке вопросов электросетевого строительства на территории РФ и Монголии с целью обеспечения потенциальных потребностей энергосистем в электрической энергии», а также о реализации проектов в сетевом комплексе Монголии, «в том числе используемого для транзита электрической энергии в третьи страны», были прописаны и в проекте Соглашения о сотрудничестве в области энергетики, который был еще весной подготовлен в Минэнерго РФ и отправлен на согласование монгольским коллегам. 

Пока, как признал тот же Цыденов в интервью РИА Новости, «все идет в формате обсуждения, с монгольской стороны нет особой активности в этом плане»: «Были предложения от Минэнерго России и от нас, но отклика и поддержки со стороны Монголии, чтобы более подробно рассматривать вопрос поставки электроэнергии, пока нет».

Впрочем, Баттулга не стал говорить о совместных проектах с Россией по другой причине. «Еще до пленарного заседания прошла двусторонняя встреча российского и монгольского президента, и там они, видимо, поговорили и про сети. Поэтому повторять обращение к Путину на пленарке было бы не логично. А вот с Си он с глазу на глаз видимо не виделся и поэтому предъявил ему весь перечень зависших начинаний, требующий от главы Китая реакции. Кроме того Китай – и рынок, и вероятный инвестор; естественно, к нему в первую очередь и стоит обращаться за поддержкой», - считает Евгений Симонов. 

Действительно, российский президент на ВЭФ заявил, что предложения монгольского коллеги «нам известны, мы их прорабатываем, и в принципе они вполне реализуемы». И что «есть действительно заслуживающие поддержки вопросы и предложения в сфере электроэнергетики», которые «в работе». О том, что «дорога, железная дорога, линия электропередачи, электростанции – это все проекты, которые мы сейчас совместно обсуждаем. Идет разговор об инвестициях, льготных кредитах», в интервью газете «Коммерсант» рассказал и глава МИД Монголии Дамдин Цогтбаатар. По его словам, с Россией обсуждается и проект модернизации двух тепловых электростанций в Улан-Баторе: «Этот проект в высокой степени согласованности, потому что они были построены в советское время с советской помощью, стандарты и технологии россиянам знакомы. Принципиальное согласие с российской стороны получено, сейчас профильные министры обсуждают детали». Интересно, что на эти цели может быть направлена и часть из 100-миллирадного рублевого кредита, о котором Монголия договаривается с Россией последние четыре года. 

При этом лидер КНР Си Цзиньпин, в отличие от президента России, в ответе Баттулге не был столь же конкретен: «Многие проекты нас вдохновляют, некоторые проекты уже реализованы, реализуются, некоторые продвигаются. То, что было озвучено сегодня по поводу программ, – это очень грандиозная и перспективная программа. Сейчас самое главное обеспечить научную целесообразность, чтобы практическим путем продвигать эти инициативы. Мы сейчас работаем над этим». По словам Симонова, этот ответ не случаен. «Тот проект с Китаем, который описал Баттулга, это почти без вариантов проект мега-ТЭС Шивээ-Овоо, обвешанной солнечными панелями и обставленной ветряками – этакий «подслащенный» вариант угольной Ерковецкой ТЭС, давнего проекта «Интер РАО». С китайской стороны там один и тот же партнер – Государственная Электросетевая компания. Проект однозначно вреднее Ерковецкой ТЭС, ибо стоит на краю пустыни Гоби, где для его нужд придется перебрасывать воду из реки Керулен, что грозит подрывом экологического равновесия и основы жизненного благополучия населения аймаков Хэнти и Дорнод в Монголии и Хулунбера в КНР. Также это усугубит обмеление заповедного озера Далай в КНР (недавно переименовано в озеро Хулун), являющегося частью нашего общего трехстороннего международного заповедника «Даурия». Но из реакции Си понятно, что он настроен скептически, поэтому и сказал про «обеспечить научную целесообразность». Надеюсь, он это говорил про Шивээ-Овоо».

kremlin.ru
Владимир Путин на ВЭФ заявил, что предложения монгольского коллеги «нам известны, мы их прорабатываем, и в принципе они вполне реализуемы».

Монгольские ГЭС пока не нужны?

И в речи Баттулги, и в сообщениях о его встрече с Путиным не прозвучала тема монгольских ГЭС – инициативы, угрожающей Байкалу и уже долгие годы вызывающей вопросы у России. Во всяком случае, в публичной плоскости об обсуждении этих скандальных проектов не говорилось. По мнению Евгения Симонова, в продвижении ГЭС монгольский президент сейчас явно не заинтересован. Его больше возбуждает перспектива прокладки газопровода из России в Китай. «Мы готовы сотрудничать по вопросу строительства газопровода через территорию Монголии. Выражаю благодарность президенту Путину за поддержку нашего предложения, надеюсь, что председатель КНР Си Цзиньпин тоже его поддержит. Мы готовы создать крепкие правовые условия для осуществления этого проекта», - заявил Баттулга на пленарном заседании. 

Речь в данном случае – о второй очереди «Силы Сибири», которая могла бы пройти в Китай по так называемому «западному маршруту». В таком случае «Газпрому» удалось бы осчастливить не только Монголию, энергетика которой исторически базируется на угле, но и Бурятию, которая тоже, как сетовал Алексей Цыденов, живет на «угле и дровах». Правда, в то, что Монголия сможет стать газовым транзитером между двумя гигантскими соседями, пока что особо никто не верит (почитайте, например, вот эту публикацию «Взгляда»). Тем не менее, пока проект такого газопровода стал проступать хотя бы в теории, поднимать темы ГЭС Монголии стало явно не выгодно. 

При этом Дамдин Цогтбаатар в том же интервью «Коммерсанту» заявил, что России не стоит бояться экологических проблем, связанных с этими проектами. «Кочевничья культура — самая дружественная к экологии... Монголы очень трепетно относятся к окружающей среде. Особенно к озеру Байкал. С точки зрения экосистемы никаких политических границ нет. Если у озера будут проблемы, они будут и у монголов. Поэтому сейчас мы предлагаем: давайте сделаем исследование. Нейтральное, беспристрастное исследование. И посмотрим на результаты. Я могу сказать, что я как ответственный гражданин, которому небезразлична окружающая среда, первым встану и скажу, если обнаружится вред экологии: не надо там ничего строить. И так поступят у нас многие». 

Очевидно, что министр говорил о планируемой региональной экологической оценке по проектам ГЭС Шурэн и водоотводу «Орхон – Гоби», которую разрабатывает при поддержке Всемирного банка Группа реализации проекта MINIS. При этом самая крупная ГЭС на притоке Селенги – реке Эгийн-гол – в эту программу не входит. А станцию, как известно, в Монголии уже начинали строить (на кредит от Китая, замороженный летом 2016-го). И пока госкомпания при правительстве, которая за этот проект отвечает, не ликвидирована и продолжает работу. Так что заявление Цогтбаатара - это «красивые слова», давно уже ставшие мантрой для монгольских чиновников. 

Впрочем, позиция России также остается неизменной. «Решение дефицита электроэнергии в Монголии, один из вариантов — это ГЭС на Селенге, соответственно, это прямое влияние на Байкал. Конечно, мы не приветствуем это и всячески соседям доносим все негативные последствия, которые принесет это, и предлагаем альтернативный вариант… Мы заинтересованы в том, чтобы поставка электроэнергии была от нас в Монголию, даже не только в Монголию, еще и в Китай. У нас в регионе профицит электроэнергии, и ее экспорт решает экологические и экономические вопросы. Это дешевле, чем строить свою генерацию. Но если они все-таки хотят строить, мы больше за то, чтобы они сделали атомную генерацию и не трогали Селенгу. ГЭС на Селенге — прямая угроза Байкалу», - заявил вчера глава Бурятии Алексей Цыденов.

Тема монгольских ГЭС на этот раз в диалоге между президентами России и Монголии не поднималась.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»