11 Октября 2019

Про гидроудары и людей

Вопросы обеспечения надежности и эффективности поставок тепла в любой дискуссии обычно глохнут в шуме баталий о тарифах. При этом всем понятно, что трубы в городах давно пора менять, пока состояние инфраструктуры не дошло до точки невозврата.

Поделиться в социальных сетях

Спросите себя – какая из коммунальных услуг более всего необходима вам для жизни? Уверен, тепло окажется на первом месте – климатические условия России просто не оставляют нам выбора. Между тем любые дискуссии о текущем состоянии сферы теплоснабжения, а уж тем более о путях ее развития практически всегда упираются исключительно в вопрос о тарифах на тепло, после чего моментально политизируются и превращаются в балаган. «При этом в спорах о тарифах теряется главное – то, что в первую очередь должна обеспечивать сфера теплоснабжение», - отмечает независимый эксперт Сергей Бухаров

Что именно должна, напоминает он, прописано в ст. 3 федерального закона №190 от 27 июля 2010 года «О теплоснабжении»: первый пункт звучит предельно просто – «обеспечение надежности теплоснабжения в соответствии с требованиями технических регламентов». За ним идут принципы энергоэффективности, а также безопасности (в том числе и экологической) производства, передачи и распределения тепла. Прописан в законе и приоритет комбинированной выработки электрической и тепловой энергии, и первоочередное развитие систем централизованного теплоснабжения (СЦТ), а также «соблюдение баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей». 

Именно сквозь призму этих положений закона Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, всероссийский экономический журнал «ЭКО» и Межотраслевой фонд энергосбережения и развития ТЭК Новосибирской области организовали 8 октября в новосибирском Академгородке круглый стол «Организация теплоснабжения: надежность и качество». Послушав выступления основных спикеров, «Кислород.ЛАЙФ» сделал вывод – до точки невозврата в сфере тепла во многих муниципальных образованиях, в том числе и в Новосибирске, осталось буквально полшага.

Если в самое ближайшее время ситуацию в тепловых сетях не удастся взять под контроль, если необходимые действия, простые и понятные специалистам, и дальше будут стопориться из-за митингов, развал инфраструктуры теплоснабжения произойдет прямо на наших глазах. Размер тарифа в этой связи – вопрос важный и интересный, но его нужно максимально деполитизировать. Иначе платить станет просто не за что.

В ФЗ «О теплоснабжении» прописано, что главная задача отрасли – «обеспечение надежности теплоснабжения в соответствии с требованиями технических регламентов».

Больше дефектов хороших и разных

Как напомнил д.т.н., профессор кафедры ТЭС Факультета энергетики Новосибирского государственного технического университета Павел Щинников, основу теплоснабжения в нашей стране составляют централизованные системы (СЦТ), которые достались современной России в наследство от СССР. Вся эта гигантская трубопроводная инфраструктура (один из участников круглого стола сравнил ее с обветшавшей египетской пирамидой), была создана в рамках иного экономического уклада. И с четким расчетом на то, что теплофикационная нагрузка ТЭЦ будет расти с каждым годом. Но после распада Советского Союза львиная доля таких станций осталась без промышленных потребителей, из-за чего сильно потеряла в эффективности. 

На этом фоне в отрасли ускорились процессы «котельнизации», ухода крупных потребителей от ТЭЦ на собственные источники тепла, снижения доли когенерации. «Мы сегодня имеем несогласованные режимы, повышенные расходы топлива, как следствие, рост воздействия на экологию», - заключил Щинников. Параллельно с этим, на фоне тотального недофинансирования, стремительно ветшала и теплосетевая инфраструктура – причем темпами, превышающими аналогичные процессы у источников (ТЭЦ все-таки еще зарабатывают на производстве электроэнергии). В итоге росли, в том числе, потери тепла и теплоносителя, как следствие, падала общая эффективность централизованных поставок. Круг замыкался. 

Стратегическая развилка – нужно ли в сложившихся условиях и дальше держаться за общие трубы, либо пора, задрав штаны, быстрее бежать в сторону распределенного теплоснабжения?

Судя по упомянутому выше ФЗ-190, на государственном уровне будущее видят исключительно за СЦТ и когенерацией (которая возможна только на ТЭЦ). А раз так, то задача повышения надежности, эффективности и безопасности именно централизованного теплоснабжения становится крайне актуальной. «Более 60 лет назад СССР выстроил развитую инфраструктуру централизованного теплоснабжения в городах. Однако сейчас отрасль находится в упадке – упал отпуск в системах централизованного теплоснабжения, появился существенный избыток тепловой мощности, снизилась доля комбинированной выработки, сильно вырос износ оборудования, нет законодательных актов, регулирующих частные инвестиции в отрасль. Если сохранить текущую модель, то в дальнейшем нас ждет деградация основных фондов и технологическое отставание от других стран, потеря полезного отпуска, кратный рост тарифов или при тарифных ограничениях – банкротство теплоснабжающих компаний с возвратом тепловых сетей и котельных муниципалитетам», - так отлил в граните возможное будущее отрасли замминистра энергетики РФ Юрий Маневич на майском заседании рабочей группы Госсовета РФ по направлению «Энергетика».

«Более 60 лет назад СССР выстроил развитую инфраструктуру централизованного теплоснабжения в городах. Однако сейчас отрасль находится в упадке».
Снимок экрана 2019-10-10 в 12.32.36.png
Аварийность тепловых сетей в Новосибирске.

Текущая модель – это жесткое тарифное регулирование, за которое отвечает государство. Рост тарифа по закону ограничен предельными индексами стоимости коммунальных услуг, утверждаемых правительством РФ для всей страны. В этом прокрустовом ложе и действуют региональные энергетические комиссии. Экономические законы они, как правило, игнорируют – в решениях превалирует политика и банальная лень: в стране порядка 45 тыс. теплоснабжающих организаций (ТСО), регулаторы при всем желании не способны войти в положение каждой из них. Поэтому тарифы ежегодно просто индексируются, без привязки к реальным потребностям конкретной СЦТ. 

А они, эти потребности, схожи. По словам замдиректора по перспективному развитию Дирекции по теплоснабжения ООО «Сибирская генерирующая компания» (СГК) Александра Григорьева, обеспечение бесперебойности и качества поставок тепла и горячей воды в СЦТ напрямую зависит от двух показателей – количества повреждений на тепловых сетях и продолжительности связанных с ними аварий и инцидентов, приводящих к отключению потребителей. В СГК ведут такую статистику по всем 16 городам присутствия в шести регионах Сибири, и не скрывают, что наибольшие проблемы в этой сфере на сегодняшний день сложились именно в Новосибирске и Рубцовске. С 2016 года СГК выводит моногород из полномасштабного коммунального коллапса (подробно этот уникальный кейс «Кислород.ЛАЙФ» описывал вот здесь), в который он скатывался в течение двух десятилетий. Столица Сибири, в которую компания зашла лишь в начале прошлого года, все это время двигалась в том же направлении – просто не дошла до финиша. 

Цифры, описывающие текущее состояние теплоснабжения в городе, пугают похлеще ухмылки Джокера. Так, если в отопительный период 2015 года на теплосетях города было зафиксировано 1348 дефектов, то в ОЗП 2018-2019 годов – уже 1987. А общее количество инцидентов, включая случившиеся в межотопительный период и сезон гидравлических испытаний, за эти же годы выросло с 2880 до 3558! Прогноз на стартовавший в сентябре очередной ОЗП – 4243 дефектов! 

По словам директора Новосибирского филиала СГК Андрея Колмакова, который до прихода в бизнес долгие годы отвечал за энергетику в мэрии Новосибирска, подобное развитие событий специалисты предсказывали еще в начале 2000-х. Дело в том, что, как напомнил Сергей Бухаров, расходы на ремонты, которые регулятор ежегодно закладывал в тарифы на тепло для «СИБЭКО» (с прошлого года входит в СГК), росли темпами существенно ниже инфляции. А в тарифе, утвержденном на 2019 год, вообще вернулись к уровню 2004 года – 400 млн рублей. «Просто несколько цифр для сравнения. Ставка рабочего первого разряда с тех пор выросла с 1800 до 6400 рублей. А стоимость тонны трубы 1000 мм – с 18 тысяч до 75 тысяч рублей!», - отметил эксперт. 

Все это делалось для того, чтобы не допустить резкого роста стоимости гигакалорий для потребителей. В итоге за тепло жители Новосибирска сегодня платят меньше, чем в других 84 городов России с населением свыше 250 тыс. человек. По оценке различных экспертов, нынешняя ставка (с 1 июля – 1 384,74 рубля за Гкал) занижена от реально необходимой минимум в полтора раза! Такова цена политизации тарифного вопроса в отдельном городе – за неимением других острых тем вроде архангельского «Шиеса» или красноярского «черного неба» новосибирская общественность предпочитала дон-кихотствовать против крупнейшего игрока в энергетике. И смена собственника «СИБЭКО» лишь активизировала эти игры.

Удельная повреждаемость по крупным городам присутствия СГК.

Гидроудары или наружная коррозия

Интересно, что по данным, озвученным на круглом столе, даже в условиях ограниченного тарифного ресурса, без смены модели, можно уже сейчас кратно нарастить объемы ремонтных компаний в Новосибирске. Так, только за счет внутренней оптимизации и экономии собственных расходов СГК, по словам Александра Григорьева, в текущем году смогла дополнительно вложить в городские теплосети около 200 млн рублей. В итоге бюджет ремонтной программы по Новосибирскому филиалу компании вырос в полтора раза по сравнению с прошлогодним – до 721 млн рублей, что позволило за это лето заменить 27 км теплосетей. Впрочем, из них только чуть больше 5 км – в рамках капитального ремонта, а не обычного латания дыр. И это все равно сущий мизер – примерно 0,6% от общей потребности, в то время как даже по нормативам менять нужно не менее 3-4% труб в год. Прежде всего, магистральных, инциденты на которых чреваты серьезными проблемами.

Чтобы обеспечить удовлетворительную работу коммуникаций города-миллионника, в 2020 году надо заменить минимум 11 км теплотрасс, вложив в это свыше 800 млн рублей. Как отметил Александр Григорьев, есть и нетарифные источники пополнения «ремонтной копилки». К примеру, за счет корректировки действующих концессионных соглашений между СГК и мэрией Новосибирска можно увеличить фонд ремонтов еще минимум на 130 млн рублей в год – вопрос к муниципалитету, готов ли он к таким перераспределениям. Около 200 млн рублей можно высвободить, если повысить долю ремонтов в арендной плате за муниципальные тепловые сети (в аренде или концессии у НФ СГК – 2377 км труб из общей длины в 3020 км) – сейчас из нее инвестируется 350 млн рублей в год, а можно больше. Еще порядка 200 млн рублей получатся, если перестать субсидировать ведомственные котельные из тарифа. «В итоге, даже в условиях действующего тарифа, можно дополнительно вкладывать в ремонты сетей более 530 млн рублей в год. Ведь чем больше мы будем вкладывать в теплосети, тем меньше будет повреждений», - подчеркнул Григорьев. 

«Аварийность все больше, и с каждым годом последствия этих аварий все более ощутимы — как технологически, так и экономически. Поэтому сегодня иного варианта, кроме как менять трубы, нет», - признал на круглом столе Виктор Головкин, директор энерготранспортной компании «Энергосети Сибири» (поставляет ресурсы нескольким микрорайонам Новосибирска). В условиях острой нехватки инвестиционного ресурса, в СГК стараются вкладывать то, что есть, в наиболее слабые участки. Для этого проводят масштабную диагностику всей городской СЦТ. Григорьев показал карту наиболее поврежденных участков теплотрасс, составленную не только по итогам гидравлических испытаний, но и с помощью тепловизоров, томографов, течеискателей и другой современной техники.

В условиях острой нехватки инвестиционного ресурса, в СГК делают ставку на масштабную диагностику всей городской СЦТ.
«Знаете, мы сейчас, по сути, оперируем такими понятиями, как сто-, а то и пятисотлетний межремонтный период конкретной трубы! А по некоторым участкам при нынешних темпах ремонтов счет идет на тысячелетия. Для нас совершенно очевидно, что пока мы не перестанем оперировать в этой сфере столетиями, ничего не изменится. И очень скоро мы можем войти в настоящее пике, после чего разрушения труб станут лавинообразными. Мы сегодня балансируем на грани безопасности наших жителей. В конце концов, латание дыр – это не стратегия. У нас прошлой зимой ремонтные бригады не вылезали из тепловых камер. Понятно, что на определенном этапе нам может банально не хватить мобильного ресурса, чтобы устранять постоянные дефекты»
Валерий Монастырев Генеральный директор Новосибирской теплосетевой компании

Юрий Воронов из ИЭиОПП СО РАН считает, что в деле предотвращения аварий на теплосетях можно делать больше. Например, прогнозировать гидроудары в трубах: «Значительная часть аварий и износа труб происходит из-за нестационарного потока теплоносителя в них, ускоряющего коррозию труб. Микроудары повышают вероятность аварий, для чего нужно их «ловить» специальной аппаратурой». По словам ученого, стоит учитывать и геологические факторы (например, подземные воды), и историю ремонтов («Они сами по себе – мощный источник аварийности, ведь когда кусок хорошей трубы зажимают между кусками плохих труб, он само себе будет источником гидроударов»), и материалы, из которых сделаны трубы, и много чего еще. В качестве примера Воронов приводил опыт Сургута, для которого его компания ООО «Корпус» разрабатывала схему теплоснабжения – именно с упором на прогнозирование аварийности. 

Впрочем, как отметил Андрей Колмаков, причина 85% дефектов на трубопроводах теплотрасс в Новосибирске – банальная наружная коррозия. Которая, в свою очередь, возникает из-за разрывов герметичности каналов (их затапливает грунтовыми водами, осадками или при таянии снега), ослабленной гидроизоляции и практически полного отсутствия в городе качественных ливневок и дренажной каналиции. Грубо говоря, трубы разъедает и песко-соляная смесь, которую используют для борьбы с гололедом (в СГК пока не анализировали, как могут повлиять на теплосети новые реагенты для дорог). Доля же внутренней коррозии – всего 3,6%, что является следствием высокого качества используемых на всех ТЭЦ устройств водоподготовки. Так что по поводу гидроударов Колмаков, очевидно, переживает не сильно. А основные усилия в рамках ремонтов компания направляет на осушение каналов. 

Павел Щинников считает, что для повышения эффективности СЦТ в сложившихся условиях нужно по максимуму использовать и различные инструменты управления – «основанные на физических законах, на базе которых строится математический аппарат, а уже на всем этом – экономика». В качестве примеров он назвал новые модели температурных графиков, которые смогут учитывать поступающее в трубы тепло от различных генерирующих источников, а также эффективного радиуса теплоснабжения. За счет последнего виртуального показателя, к примеру, можно усиливать эффективность топологии теплосетей – возможно, в каком-то месте хватит короткой перемычки, чтобы улучшить показатели СЦТ. В конечном итоге, уверен ученый, в отрасли должен появится «справедливый регулятор», который учтет интересы всех сторон – и производителей, и потребителей. «Системы теплофикации в принципе крайне сложны для управления, а самые сложные СЦТ сложились именно в России. То есть в мире никто не будет заниматься этими вопросами, нам самим предстоит все это сделать», - говорит Щинников. 

Как заявил на круглом столе ветеран новосибирской энергетики Виталий Томилов, ныне – профессор кафедры ТЭС НГТУ, а в прошлом – многолетний глава «Новосибирскэнерго», «заниматься фантазиями на данном этапе бесполезно, завтра не придет волшебник и не исправит в одночасье состояние тепловых сетей». «Знаете, все, что сегодня в тепловых сетях происходит – уже когда-то было. Помню, при мне главный инженер залазил в трубу на улице Семьи Шамшиных и ставил в дырки «чопики» (деревянные затычки). Но были и годы, когда мы меняли до пяти километров магистральных сетей в год в двухтрубном исчислении, и ремонтировали примерно столько же, причем затраты компенсировали из разных источников, но не из бюджета. На данном этапе нужно сесть и составить план первоочередных мероприятий – с прописанными в нем объемами, сроками и ответственными. Чтобы если уж не кардинально выправить, то хотя бы взять контроль над сложившейся ситуацией. И такой план должна утвердить власть – мэр или губернатор, не важно. Но все стороны должны принять на себя ответственность за участие в выполнении этого плана».

Причина 85% дефектов на трубопроводах теплотрасс в Новосибирске – банальная наружная коррозия.
Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»
Если вам понравилась статья, поддержите проект