18 Декабря 2018

Они сражались за озеро

Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура, созданная 1 декабря 2017 года, считает своей главной задачей не поиски виновных, а устранение недостатков в охране природы и исполнение законов. Цель благая, но долгая - за год работы, в итоге, заметного прогресса достигнуть не удалось.

Поделиться в социальных сетях

Нарушения: один к тридцати

Надзорной деятельностью прокуратура занялась только 1 февраля 2018 года, причем эта деятельность стала продолжением работы прокуратур Иркутской области и Республики Бурятия, а также регулярных проверок Генпрокуратуры РФ. В первый же год работы удалось пресечь 5,5 тыс. правонарушений, большая часть которых относится к категории административных; возбуждено всего 22 уголовных дела (хотя, может, оно и к лучшему?). Опротестованы 140 нормативно-правовых актов субъектов федерации и муниципальных образований. В одном только Ольхонском районе по представлению прокуратуры приняты 26 актов. 

Правительствам Иркутской области и Республики Бурятия пришлось разработать правила организации туризма в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Оба документа уже готовы и проходят экспертизу. В правилах будут прописаны природоохранные требования к ведению туристического бизнеса, нормативы нагрузки на отдельные участки и порядок учета туристических объектов. До сих пор, как оказалось, власти двух регионов вообще не имели представления о количестве турбаз в ЦЭЗ. Первый же подсчет показал, что имя им легион – более тысячи, причем большинство так или иначе нарушают закон. Например, занимают участки без разрешения, строят объекты без экспертиз и сливают отходы без всякой очистки на почву или даже в притоки Байкала. У большинства баз нет ни мест складирования отходов, ни договоров на вывоз и утилизацию мусора. 

Если база построена без разрешения, прокуратура сразу выписывает требование о сносе – за год вышло 73 таких документа, по 43 из них документы уже находятся в судах, по 30 – есть решения о запрете деятельности. Семь объектов уже снесено. К административной ответственности привлечены 99 предпринимателей. Подавляющее большинство нарушителей работают в Ольхонском районе Иркутской области – именно здесь, в самом популярном у туристов участке побережья, сосредоточено больше всего туристических объектов. Интересно, что, по оценке прокуроров, соотношение нарушений в Бурятии и Иркутской области составляет один к тридцати. 

В следующем году проверки будут продолжены, причем в них будут участвовать представители пожарной охраны, МЧС, органов местного самоуправления и других структур. Представители прокуратуры подчеркивают: все документы адресованы только предпринимателям. Ни одну многодетную семью, вопреки тому, что говорят и пишут в соцсетях, из жилья не выселили. 

Отдельная тема – застройка Листвянки, особенно иностранными гражданами. Первая же проверка в этом развитом центре показала, что туристический бизнес в поселке развивается, мягко говоря, без всякого контроля. Поэтому Листвянкой занялись и природоохранные прокуроры, и прокуратура Иркутского района. Были выявлены два факта незаконного строительства: в одном случае вместо частного дома возвели трехэтажную гостиницу, в другом – ресторан. Оба объекта, правда, еще строились и не успели принять ни одного посетителя. По одному объекту суд уже принял решение, по второму процесс идет. Для прокуратуры, как было заявлено, не имеет значения гражданство собственника (привет китайцам!) – главное лишь то, законно он строит или нет.

До сих пор, как оказалось, власти двух регионов вообще не имели представления о количестве турбаз в ЦЭЗ.

Отходы повсюду

Властям Бурятии пришлось включить в бюджет расходы на строительство 9 комплексов очистных сооружений на притоках Байкала на сумму 500 млн рублей. По настоянию прокуратуры правительство РБ приняло на свой баланс 12 скотомогильников, в которых захоронен скот, павший от сибирской язвы. И это только начало – еще несколько десятков проблемных объектов предстоит обследовать. Министерство природы Бурятии только после вмешательства прокуратуры определило границы водоохраной зоны реки Селенга – главного притока Байкала.

В Иркутской области иная проблема: медленно и неуверенно идут работы по ликвидации накопленных отходов Байкальского ЦБК и Усольского химкомбината. Ликвидация ртутного загрязнения тормозится длительной процедурой экспертизы в федеральных структурах, причем это уже повторная экспертиза, после доработки и ликвидации недостатков. Тем временем прокуратура пришла к выводу, что демеркуризацию нужно проводить не только в цехе ртутного электролиза, но и на всей площадке закрытого комбината. На 2019 год в бюджет Иркутской области заложены необходимые суммы для проведения исследований и начала работ, причем в объеме, достаточном для получения софинансирования из нацпроекта «Экология».

Обстановка осложняется расхищением отходов с промплощадки – возбуждены и расследуются три уголовных дела по двум фактам сброса нефтепродуктов в Ангару и по факту выбросов в атмосферу. Заседания межведомственной рабочей группы по проблеме «Усольехимпрома», в которую входят сотрудники прокуратуры, полиции и Росгвардии, проходят каждую неделю – с 27 ноября на площадку посторонние попасть уже не могут. 

На промплощадке БЦБК по настоянию прокуратуры проведены пробные бурения для определения состава отходов, скопившихся под фундаментами бывших цехов. Проведенные обследования гидротехнических сооружений прокуроры тоже записывают себе в заслугу. Нельзя сказать, что все абсолютно плохо, как иногда пишут в СМИ – прокуроры считают, что есть положительные сдвиги и перспектива ликвидации отходов комбината уже наметилась. Параллельно проводится проверка по поводу отклоненного правительством Иркутской области и компанией «Росгеология» старого проекта ликвидации отходов, разработанного специалистами «ВЭБ Инжиниринга». По мнению прокуроров, на этот проект были потрачены бюджетные средства, а никакой результат не достигнут – следовательно, это нарушение. И за него должна быть ответственность. 

Не менее сложной оказалась и проблема сбора сточных вод с байкальского флота. Правительства Иркутской области и Бурятии, Западно-Сибирская транспортная прокуратура и судовладельцы прекрасно знали, что все сточные воды, образующиеся на судах во время рейсов, необходимо сдавать на переработку. Но реальных усилий никто не предпринимал. Именно природоохранной прокуратуре пришлось координировать эту работу. Довести ее до победного финала, правда, пока не удалось – на Байкале до сих пор всего один бывший танкер «Самотлор», который вот уже 30 лет собирает сточные воды. Тем не менее, правительство Иркутской области по настоянию прокуратуры завершило разработку проекта строительства причала для сбора сточных вод и мусора на Ольхоне (проект на экспертизе), а власти Бурятии выбрали хотя бы место для такого причала. 

Тема незаконной добычи омуля вызывает тоже большой интерес. По мнению прокуратуры, Ангаро-Байкальское управление Росрыболовства с поставленной задачей не справляется. В первую очередь, уверены прокуроры, надо заниматься борьбой с рынком сбыта, чтобы у браконьеров вообще не было никаких возможностей для продажи уловов. Помимо незаконной ловли, прокуроры оспаривают и порядок сдачи в аренду земельных участков на береговой линии Иркутского водохранилища – в 2018 году был отменен договор аренды с фирмой, которая не просто заняла участок рядом с плотиной Иркутской ГЭС, но и загрязняла акваторию вблизи городского водозабора. 

Не меньше претензий и к лесной отрасли. Лесники и лесопатологи предоставляли возможность рубить леса в охранных зонах по документам, которые прокуратура оценила как подложные. Подобные факты отмечались и в Иркутской области (возбуждено три уголовных дела), и в Республике Бурятия (рубку удалось предотвратить). Выявленные схемы распространены во всех трех Байкальских регионах – Иркутской области, Бурятии и Забайкальском крае, поэтому проверки по этой теме будут продолжены.

Прокуратура пришла к выводу, что демеркуризацию закрытого Усольского химкомбината нужно проводить не только в цехе ртутного электролиза, но и на всей промплощадке.

И даже «Хранителя»

Прокуратура успела проверить самых крупных загрязнителей атмосферы в Братске, Ангарске и других городах области. По итогам проверок сразу были выданы предписания об установке приборов учета объемов и состава выбросов. Эта работа лишь в самом начале и будет продолжаться, вероятно, не один год. А вот поверка заявлений граждан по поводу загрязнения реки Вихоревка в Братском районе привела к неожиданному результату: источником загрязнения могли быть с равной вероятностью три предприятия (два муниципальных и филиал «Группы Илим»), работавшие с нарушениями. Прокуроры приняли соломоново решение – предписания о ликвидации недостатков получили руководители всех трех организаций. 

Мир не без чудес: в прокуратуру обращались даже по поводу установки скульптуры Даши Намдакова «Хранитель Байкала» на Ольхоне – заявлений поступило два, оба от жителей Ольхонского района, и оба были направлены в Ольхонскую природоохранную прокуратуру. Проверка идет, но, по предварительной информации, руководство Прибайкальского национального парка не было против скульптуры всемирно известного и признанного бурятского художника. Никакого ущерба природе объект не наносит, никакие уникальные растения в месте строительства не произрастают. В экспертизе, впрочем, примут участие даже ученые, которые способны оценить адекватность решения, принятого Прибайкальским нацпарком. Правда, вряд ли их заключение удовлетворит тех, кто выступает против «Хранителя». 

Результаты всех проверок, признают в прокуратуре, показывают, что нарушений в сфере экологии на Байкале невероятно много. А, значит, работы прокурорам хватит на много лет вперед (впрочем, кто бы в этом сомневался?). Радует только то, что силовое ведомство на многие вещи смотрит не только шире, но и глубже, чем другие федеральные органы. Например, вместо того, чтобы просто разрешить охоту на нерпу (как предлагали некоторые чиновники Россельхознадзора), прокуроры советуют заняться изучением популяции уникального и любимого в народе эндемика – и не только подсчетом численности, а исследование состояния здоровья нерп, рациона их питания, окружающей среды в местах обитания и т.д. 

Судя по всему, сотрудники прокуратуры в целом довольны своей работой. Можно предположить, что довольно и руководство в Генеральной прокуратуре. Но общественность двух регионов все чаще выражает недовольство и положением дел в сфере охраны природы, и медлительной реакцией правоохранительных и надзорных органов на творящиеся безобразия. Критику в социальных сетях и СМИ все труднее игнорировать даже прокурорам. А вот переход Бурятии и Забайкальского края в состав Дальневосточного федерального округа для межрегиональной прокуратуры прошел без последствий: федеральное законодательство действует во всех федеральных округах одинаково, озеро Байкал и все его экологические зоны остались на своем месте.

Два жителя Ольхонского района написали в прокуратуру заявления по поводу установки скульптуры Даши Намдакова «Хранитель Байкала» на Ольхоне.
Константин Зверев Независимый журналист