17 Октября 2018

Новые рамки для старых проблем

Какие проекты Иркутская область и Бурятия заявили в нацпроект «Экология»? И сколько денег запросили на их реализацию?

Поделиться в социальных сетях

С западного берега

Два прибайкальских региона – Иркутская область и Республика Бурятия – озвучили свои с предложениями в национальный проект «Экология», который дорабатывают в Минприроды России. Расходы на его реализацию за шесть лет составят около 4 трлн рублей, из которых около 3 трлн должно поступить из внебюджетных источников. Проект реализуется в рамках майского указа 2018 года Владимира Путина и включает в себя 11 федеральных проектов (ФП), среди которых, например, «Чистая страна», «Комплексная система обращения с ТКО», «Чистый воздух», «Чистая вода», «Сохранение лесов» и т.д. Для Байкала в нацпроекте будет сформирован отдельный блок, который станет в каком-то смысле преемником действующей федеральной целевой программы по охране озера. 

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко озвучил предложения своего правительства во время встречи с министром экологии РФ Дмитрием Кобылкиным. Всего область предлагает включить в национальный проект «Экология» 76 мероприятий на сумму 54,8 млрд рублей, из которых 45,9 млрд планируется получить из федерального бюджета, остальное – софинансирование из консолидированного бюджета региона. Из них в федеральный проект «Сохранение озера Байкал» область заявила 32 мероприятия на сумму более 41 млрд рублей. В набор входят, в том числе, строительство новых и реконструкция действующих канализационно-очистных сооружений, организация и обустройство приемных пунктов нефтесодержащих, хозяйственно-бытовых сточных вод и твердых коммунальных отходов с судов в акватории Байкала. 

Помимо этого, по мнению областного правительства, необходимо профинансировать и исполнить еще несколько мероприятий: строительство берегоукрепляющих сооружений общей протяженностью 31,8 км; создание рыбоводного завода в Ольхонском районе и внедрение современных биотехнологических схем искусственного воспроизводства; создание временных передвижных рыбоводных пунктов. Самым важным (и по стоимости, и по прикованному вниманию) остается процесс ликвидации отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского ЦБК, и объектов, находящихся на его промышленной площадке. Для сохранения лесов на Байкальской природной территории Иркутская область предполагает оснастить и содержать две пожарно-химические станции, проводить работы по восстановлению и созданию питомников и банков семян комплекса флоры Прибайкалья в разных природных зонах. 

Если говорить обобщенно, то большая часть задач, стоящих перед Иркутской областью и вынесенных региональным правительством для включения в нацпроект, прошли все мыслимые и немыслимые обсуждения на всех площадках – от федерального правительства до круглых столов, проведенных не слишком лояльными к губернатору Левченко научными и общественными организациями. Можно с полной уверенностью сказать, что все возможные риски каждого из предложенных мероприятий уже известны, а уж размер финансирования – вопрос спорный всегда. 

В этих предложениях нет ничего лишнего, напротив – практически все нужно было сделать даже не вчера, а несколько десятилетий назад. Но каждый раз что-то мешало – то отсутствие денег в бюджетах, то низкая заинтересованность и уверенность в возможности реализации масштабных проектов со стороны местных чиновников, то чрезмерно жестокий режим любой человеческой деятельности на берегах Байкала. Правительство Иркутской области в последние годы шаг за шагом решало более мелкие задачи в других районах и, можно сказать, набралось опыта. Практически достроены крупные очистные сооружения в Иркутске. Завершено берегоукрепление реки Китой в городской черте Ангарска. После того, как в Казачинско-Ленском районе была создана пожарно-химическая станция третьего типа при одинаковом количестве лесных пожаров в 2017 и 2018 годах площадь возгораний в данной территории сократилась в 57,6 раз. 

Единственный спорный пункт – создание рыбоводных заводов на Малом море, в Ольхонском районе Иркутской области. Омуль, главная промысловая рыба Байкала, нерестится в реках, впадающих в озеро с восточного берега, поэтому многие специалисты считают рыборазведение на западном берегу не слишком эффективным решением. С другой стороны, министерство сельского хозяйства Иркутской области, в ведении которого находится и вопрос искусственного воспроизводства рыбы, в последние годы все активнее занимается пропагандой этого вида деятельности среди предпринимателей, распределяет участки для разведения рыбы на Ангаре и водохранилищах ангарских ГЭС (главным образом на Братском). Так что и здесь работа пойдет не с чистого листа. 

Немаловажно и то, что 8,9 млрд рублей расходов по национальному проекту берет на себя бюджет Иркутской области. Подобное участие означает, что руководство региона готово серьезно подойти к решению поставленных задач и в то же время имеет собственные средства для существенного расширения списка работ. Или хотя бы заявляет, что имеет.

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко заявил в нацпроект «Экология» 76 мероприятий на сумму 54,8 млрд рублей, из которых 45,9 млрд планируется получить из федерального бюджета.

С восточного берега

Точку зрения правительства Республики Бурятии изложила в интервью ИА «Восток-Телеинформ» врио первого заместителя министра природных ресурсов республики Светлана Трофимова. По ее словам, Бурятия намерена участвовать в восьми федеральных проектах, являющихся составными частями нацпроекта «Экология». И просит на эти задачи 72,6 млрд рублей. 

Конкретно на Байкал республике нужно всего то 33 млрд рублей, которые планируется направить на решение нескольких основных проблем: «В перечень приоритетов по сохранению озера Байкал подготовлены предложения по строительству и реконструкции 37 очистных сооружений, как в Центральной экологической зоне, так и на Байкальской природной территории в целом. Также это мероприятия по строительству 11 берегоукрепительных сооружений на реках Бурятии, в том числе дамба в Улан-Удэ. Кроме того, мы представили предложения по ликвидации прошлого накопленного вреда – это продолжение ликвидации последствий работы Джидинского вольфрам-молибденового комбината, продолжение откачки нефтепродуктов в районе поселка Стеклозавод и рекультивации отвалов бывшей Гусиноозерской шахты Хальбоджинского разреза. Также предложили новое мероприятие по ликвидации последствий работы Холоднинского месторождения». 

Дополнительно к ликвидации ущерба власти Бурятии подумали и о некотором развитии. И заявили предложения по поддержке трех заводов по разведению рыбы – Баргузинского, Селенгинского и Большереченского, где планируется установить более современное оборудование, что «позволит выращивать и выхаживать как можно большее количество молоди». 

Прежде всего следует обратить внимание на то, что на сайте правительства Бурятии новости о встрече с министром экологии России нет вообще, хотя глава республики Алексей Цыденов участвовал в том же совещании, что и иркутский губернатор. Поэтому мы можем сравнить лишь общую сумму расходов на охрану Байкала, которую запросили два региона – 41 млрд Иркутская область и 33 млрд Республика Бурятия – но не суммы, которые регионы предложили на софинансирование. В то же время административные границы Бурятии охватывают большую часть побережья озера, да и более чем 60% водосборной территории Байкала находится на территории республики – на этом фоне меньшая, чем у Иркутской области, запрошенная сумма вызывает удивление и вопросы. Вполне возможно, что список «хотелок» еще вырастет. 

Общим для двух регионов является то, что все проблемы, на решение которых запрошены средства в нацпроекте – застарелые. Но если Иркутская область может похвастаться остановленными вредными предприятиями (тем же БЦБК) и ликвидированными промышленными свалками, то Бурятии пока гордиться особо нечем. Единственное судно для сбора стоков с судов (пусть и безбожно устаревшее) работает тоже на западном берегу. Три действующих завода по разведению рыбы формально идут республике в плюс, но и они не справляются с главной задачей по восстановлению популяции омуля: браконьеры и местное население с двух берегов озера, для которых добыча рыбы является зачастую единственным источником доходов, выбивают поголовье несмотря на формальный запрет на ловлю. С мусором не справляются и в Бурятии, и в Иркутской области. 

Более же всего удручает отношение чиновников республиканского правительства к происходящему. Вот, к примеру, как ответила Светлана Трофимова на один из вопросов: «То есть для Байкала, для Бурятии глобально ничего не поменяется с прекращением действия ФЦП по Байкалу? Мероприятия как шли, так и продолжатся?»: «В целом да. Но, например, раньше в ФЦП по охране озера Байкал были мероприятия по реконструкции котельных, строительству полигонов ТБО в республике. На сегодня этот вид мероприятий вообще исключен из федеральных программ, в том числе из нацпроекта». Однако понятно, что исключение из федерального проекта вопросов реконструкции и замены объектов энергетики и ликвидации мусорных свалок означает, что для Байкала поменяется очень многое. И если раньше на решение проблем была хоть какая-то надежда, то теперь региональным властям придется заниматься ими отдельно и самостоятельно. И еще неизвестно, на каком основании, ведь если площадь водоохранной зоны сократилась, то смягчать природоохранный режим никто не планирует. Из-за этого правительство Иркутской области, например, так и не может ничего поделать с устаревшей ТЭЦ БЦБК, которая при остановленном комбинате работает исключительно на отопление всего Байкальска. Такие уж правила установил федеральный законодатель: можно сколь угодно долго поддерживать работу устаревшего теплоисточника, но нельзя построить новый, если он не будет абсолютно чистым – а таковых в природе нет. 

Два региона пока высказали лишь первые пожелания и предложения, поэтому только чиновники в федеральном правительстве могут сказать, будут ли приняты хоть какие-то из них. Паспорт нацпроекта уже утвержден правительством РФ, но его доработка продолжается.

Бурятия намерена участвовать в восьми федеральных проектах, являющихся составными частями нацпроекта «Экология». И просит на эти задачи 72,6 млрд рублей.
Константин Зверев Независимый журналист