26 Марта 2018

«Ничего за год не сделали»

«Сейчас ситуация на Байкале такова, что нужно говорить только о снижении антропогенной нагрузки на озеро, и ни в коем случае – о ее увеличении». Таковая позиция Байкальской природоохранной прокуратуры. Представители турбизнеса с этим не спорят, но то, как нагрузку снижать, каждый видит по своему. «Кислород.ЛАЙФ» послушал круглый стол в Иркутске.

Поделиться в социальных сетях

«Не можешь исправить – лучше уйди»

Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура в канун летнего туристического сезона провела 23 марта заседание круглого стола «Проблемы туристической деятельности на озере Байкал». На мероприятие были приглашены представители туристического бизнеса, общественных организаций, комитета по предпринимательству в сфере туристической, курортно-рекреационной, ресторанной и гостиничной деятельности при Торгово-промышленной палате Восточной Сибири и Байкальского института природопользования СО РАН (Улан-Удэ). 

Руководитель Природоохранной прокуратуры Сергей Зенков пригласил всех участников встречи к сотрудничеству и попросил не воспринимать ситуацию как противостояние между прокуратурой и бизнесом. Эту же линию развивала в своем выступлении прокурор Светлана Ермаченко, попросившая не думать, что прокуроры пытаются «расчистить площадку на Байкале для кого-либо». Прокуратура напоминает бизнесменам о необходимости платить налоги и о том, что земли в самых привлекательных районах вокруг Байкала охраняются не только как прибрежная зона, но и как земли лесного фонда. Туристические объекты не имеют права складировать мусор и строить причалы без разрешения, но обязаны регулярно проверять качество воды из собственных скважин или других источников.

Однако, как рассказала член регионального штаба Общероссийского народного фронта и член региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Иркутской области Марина Григорьева в ответном выступлении, хоть туризм и является полноправной отраслью экономики, представители турбизнеса все чаще ощущают себя чуть ли не преступниками. В 2010-2016 годах были вынесены многочисленные судебные решения об отмене постановлений правительства Иркутской области о переводе земельных участков в сферу рекреации. Как следствие – поступали требования о сносе объектов. Были вынесены запреты на строительство локальных очистных сооружений, многократно изымались земельные участки, введен полный запрет на строительство в Центральной экологической зоне и на использование земельных участков в населенных пунктах для создания гостевых домов.

«Туристический бизнес на Байкале проверяют, как никакой другой. У нас проверки проходят минимум раз в год. А ведь легальный бизнес выполняет все требования: мы юридические лица, имеем зарегистрированные права на земельные участки и права собственности на объекты недвижимости, платим все экологические платежи и сборы, имеем договоры на вывоз бытовых отходов, имеем сертификаты соответствия ГОСТам. Более того, каждый старый туристический бизнес со стажем более 15 лет занимается природоохранной деятельностью. Мы, может быть, не слишком активно это пиарим, но мы это делаем», - сказала Марина Григорьева. Которая, кроме общественной нагрузки, руководит ООО «Гостиный двор «Баяр».

Туристические объекты на Байкале не имеют права складировать мусор и строить причалы без разрешения.

Зеленая этикетка и печальная реальность

Поверить в благие намерения туристического бизнеса Иркутской области можно, но вот в правительстве региона наивных людей уже не осталось. «В 2017 году мы провели большой форум, пригласили представителей крупных туристических компаний и раздали всем специально разработанную анкету. На словах они были готовы на все: снабжать свои отели и турбазы стиральным порошком без фосфатов, вывозить на утилизацию мусор, ограничить въезд транспорта на Ольхон, сдавать стоки с кораблей на переработку. А на деле все как-то отказались от всех этих мер. Ничего за год не сделали», - вынесла диагноз заместитель областного министра природных ресурсов Нина Абаринова.

Наиболее болезненная ситуация складывается на острове Ольхон и в Ольхонском районе. Это наиболее привлекательная для туристов часть региона входит в земли Прибайкальского национального парка и подчиняется дирекции ФГБУ «Объединенная Дирекция государственного природного заповедника «Байкало-Ленский» и Прибайкальского Национального Парка». Правительство области не имеет никаких прав на значительной территории, имеющей де-юре статус особо охраняемой, но де-факто – активно разрушаемой частным транспортом. Особенно плачевная ситуация складывается на мысе Хобой: въезд автотранспорта в эту часть Ольхона запрещен, однако в день на мыс въезжает не менее 50 автомобилей и неизвестное количество квадроциклов. В дирекции «Заповедного Прибайкалья» уверены, что если так будет продолжаться и впредь, в ближайшее время весь почвенный слой с Хобоя просто смоет в озеро.

«Мы много раз предлагали руководству «Заповедного Прибайкалья» воспользоваться наконец своими правами и запретить въезд на эту территорию, да и вообще на Ольхон, любого автотранспорта. Должна быть одна официальная дорога, один утвержденный маршрут. Туристы приехали, организованно пообедали, организованно прошли пешком на мыс, сфотографировались и уехали. Почему мы в Европе и в других частях света соглашаемся выполнять требования местных властей и не заходим туда, куда нельзя, а на Ольхоне все крушат и ломают? Достаточно иметь несколько автобусов – и можно будет прекратить разрушение почвенного слоя. Сейчас посмотрите на Ольхон с высоты: он уже весь расчерчен линиями дорог. Еще немного, и остров вообще останется без почвы», - категорична Нина Абаринова.

Нина Абаринова: «Почему мы в Европе и в других частях света соглашаемся выполнять требования местных властей и не заходим туда, куда нельзя, а на Ольхоне все крушат и ломают?».

Наука против бизнеса

Но туристический бизнес ее, похоже, не слышит. Всем важно получить прибыль здесь и сейчас, как будто очередной сезон – последний и после него уже ничего не будет. Дело идет к тому, что рано или поздно так и произойдет и на Ольхоне уже не останется тех природных красот, ради которых туристы и стремятся на остров. Биолог Виталий Рябцев в своем выступлении на круглом столе прямо обратился к представителям туристического бизнеса с обвинениями в уничтожении природной среды. Многочисленные базы становятся круглогодичными, а бизнес занимается не тем, чтобы снизить антропогенную нагрузку, а попытками перевести стрелки на «диких туристов» и легализовать все виды деятельности.

Рябцев напомнил, что представители нескольких туристических компаний подавали заявления и действующему президенту РФ, и кандидатам на пост президента, а в СМИ развернули «настоящую информационную войну». В ответ на эти действия Рябцев сформулировал предельно радикальную программу охраны Байкала – запретить расширение существующих туристических объектов, отказаться от возрождения заброшенных деревень (потому что они превращаются в коттеджные поселки), не строить новые дороги и не прокладывать ЛЭП.

Председатель регионального отделения «Деловой России» Роман Ищенко попросил объяснить: речь ведь не идет о том, чтобы закрыть территорию Прибайкалья и снести все объекты? Прокурор Зенков подтвердил – об этом речь не идет и идти не может. Ищенко поблагодарил хотя бы за такое отношение. «Но согласитесь: законодатель в последние 20 лет работает очень некачественно. Байкальская история в этом смысле очень показательная. Прокуратура должна сыграть не только роль надзорного органа, но и помочь модернизировать законодательство, потому что мы никогда не согласимся с заявлениями Рябцева – мы тут живем, мы тоже патриоты. Возможно ли сформировать совместный доклад прокуратуры и туристического бизнеса, чтобы скорректировать законы?», - спросил Ищенко, в свое время стоявший у истоков создания Байкальской региональной ассоциации туризма. Получив ответ, что такой доклад может стать основой законотворческой инициативы в том органе, который имеет такое право, продолжил: «Тогда давайте это сделаем. Если мы сможем сформулировать общую позицию – это будет плюс». 

Однако, как стало понятно из выступлений других представителей туристического бизнеса, подобный документ, может, и устроит часть из них, но далеко не всех. Только в 2017 году на площадке ТПП Иркутской области прошло семь разных мероприятий, и до сих пор к единой точке зрения бизнесмены не пришли. Одни готовы к ужесточению требований, другие предлагают перенаправить туристический поток с Байкала на Братское водохранилище, а третьи готовы и вовсе уйти из этой сферы – при условии выплаты компенсаций за имущество.

«Сейчас ситуация на Байкале такова, что мы должны говорить только о снижении антропогенной нагрузки на озере, и ни в коем случае – о ее увеличении, - подчеркнула прокурор Светлана Ермаченко. – Каждый из вас должен сегодня проанализировать свою деятельность и подумать, что он должен исправить. Если вы не можете исправить ситуацию, вам лучше подумать о том, чтобы уйти в другие сферы бизнеса». Последний вариант, видимо, станет все более привлекательным, ведь против туристического бизнеса в целом и туристической инфраструктуры в частности выступает уже и Общественная палата Иркутской области. Там сейчас потребовали от правительства региона отчет: почему на Ольхоне строится причал для парома (а им пользуются в основном туристы), в то время как жителям области не хватает питьевой воды?

«Сейчас ситуация на Байкале такова, что мы должны говорить только о снижении антропогенной нагрузки на озере, и ни в коем случае – о ее увеличении».
Константин Зверев Независимый журналист