5 Октября 2017

«Мы стремимся к более чистой энергетике»

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании форума «Российская энергетическая неделя», где долго и много говорил о будущем нефти и возобновляемой энергетики. «Кислород.ЛАЙФ» составил тезисы выступления президента России – для тех, кого не было вчера в Манеже и кому лень читать расшифровку его речи.

Поделиться в социальных сетях

Международный форум по энергоэффективности и развитию энергетики «Российская энергетическая неделя» открылся вчера в Москве. И его главным мероприятием стало пленарное заседание «Энергия для глобального роста», вести которое пригласили редактора Bloomberg Джона Фрайэра. А кроме Владимира Путина в президиуме сидели Сейед Мохаммад Хуссейн Адели (генсек Форума стран – экспортеров газа), Мохаммад Баркиндо (генсек ОПЕК) и Аднан Амин (генеральный директор Международного агентства по возобновляемым источникам энергии).

В своем выступлении Владимир Путин обозначил основные тренды, которые, по его мнению, «будут определять общее энергетическое будущее всего человечества», «еще сильнее будут укреплять связь производителей и потребителей, приведут к дальнейшей глобализации рынков, росту энергетической взаимозависимости между разными частями планеты».

Рост энергопотребления: «По оценкам экспертов, уже через 20 лет человечеству потребуется на 30% больше энергии, чем сегодня. Это связано с развитием мировой экономики, с ростом населения на планете, повышением качества жизни и уровня потребления, особенно в развивающихся странах. Напомню, что сегодня, по статистике, до двух миллиардов людей на планете еще не имеют полноценного доступа к источникам энергии. Несомненно, что в предстоящие десятилетия эта ситуация будет меняться, что повлечет за собой формирование новых рынков. География и структура спроса на энергию, прежде всего, сместятся в сторону стран АТР».

Изменения структуры энергобаланса: «Ведущую роль в нем в ближайшие 20–25 лет будут играть углеводороды, особенно в условиях, когда ряд стран добровольно ограничивают развитие атомной генерации. Вместе с тем следует ожидать роста межтопливной конкуренции, прежде всего традиционных и новых источников энергии. Сегодня практически все развитые страны взяли курс на развитие чистой энергетики, в том числе возобновляемых источников. На них приходится уже более половины всех вводимых в мире мощностей генерации. К 2035 году их доля в мировом энергобалансе должна вырасти с 15 до 23%, а в генерации электроэнергии (без учета гидроэнергетики) – с нынешних 7 до 20%. Однако и традиционная энергетика также не будет стоять на месте. К примеру, совершенствование технологий разведки и добычи делает трудноизвлекаемые запасы нефти и газа более доступными, в том числе это касается и энергетического потенциала Арктики».

Тренд на снижение энергоемкости экономики, «за счет массового использования современных технологий. Это хорошо видно на примере двигателей внутреннего сгорания. Если еще только двадцать лет назад автомобиль расходовал на 100 километров пути в среднем 12,2 литра бензина, то сейчас – 8,5 литра бензина, то есть [потребление сократилось] почти на треть (31%)».

Цифровизация энергетики: «Быстрая обработка колоссальных объемов информации и искусственный интеллект, внедрение «умных» энергосетей позволят системно анализировать выработку и потребление энергии и в перспективе существенно уменьшить себестоимость энергоресурсов, повысить эффективность их использования и снизить потери».

Повышение доступности энергоресурсов: «Идет интеграция региональных рынков, в традиционные логистические цепочки встраиваются новые маршруты доставки энергоресурсов, в том числе имею в виду Северный морской путь и «Шелковый путь». Формируется гибкий рынок СПГ. Так, сегодня количество потребителей сжиженного природного газа в два раза больше, чем всего лишь 10 лет назад».

«Мы стремимся к более чистой энергетике и добились в этом немалых успехов… Уже сегодня среди крупнейших экономик энергобаланс России один из самых чистых: более трети генерации у нас приходится на атомную и гидроэнергетику, на возобновляемые источники энергии; еще порядка 50% – на газ, применение которого позволяет существенно снизить выбросы и другое негативное влияние на экологию. Поэтому мы так смело и взяли на себя обязательства по сокращению выбросов в рамках Парижского соглашения по климату. Таким образом, на чистые источники энергии в совокупности у нас приходится около 84% от общего объема генерации, а к 2035 году эта доля увеличится почти до 90%»
Владимир Путин Президент Российской Федерации

Россия, как одна из ведущих энергетических держав мира, «хорошо понимает свою роль и ответственность в обеспечении устойчивости и развития глобальной энергетики», заявил Путин. Какой же он видит роль России?

Прежде всего, это роль надежного и стабильного экспортера энергоресурсов. «Сегодня у нас модернизируются нефтеперерабатывающие заводы, создаются мощные нефте- и газохимические производства: Амурский, Тобольский кластеры, Восточная нефтехимическая компания. Большое внимание уделяется этому направлению и в некоторых регионах РФ, традиционно в Татарстане. Продвигаются проекты, способствующие развитию инфраструктуры и диверсификации экспорта, например «Ямал СПГ». Строятся газопроводы: «Северный поток – 1» уже построен, сейчас идет работа над строительством «Северного потока – 2»; строятся «Турецкий поток», «Сила Сибири». Все это имеет ключевое значение для евразийского континента. Увеличиваются мощности трубопровода ВСТО. Подчеркну, все это – высокотехнологичные современные проекты. И что очень важно, в них активно участвуют иностранные партнеры, что еще раз подтверждает конкурентоспособность нашего ТЭКа, его привлекательность для стратегических капиталовложений».

Второе – привлекательный рынок для инвестиций в ВИЭ. «В процессе изменения энергобаланса России будет снижаться внутреннее потребление нефти, а способы использования и утилизации угля станут более экологичными. В соответствии с Энергетической стратегией России в ближайшие два десятилетия в разы вырастет выработка электричества на основе ВИЭ. Кроме того, их развитие будет способствовать формированию компетенций для глобальной энергетики будущего, для локализации и разработки собственных технологий… Мы применяем эффективные механизмы поддержки инвестиций в генерацию на базе возобновляемых источников энергии, гарантирующие доходность инвестору. Будем и дальше стимулировать капиталовложения в эту отрасль, в том числе и иностранных наших партнеров, иностранных компаний».

Третье – атомная держава. «В отличие от других стран, Россия не отказывается от развития чистой и безопасной атомной энергетики. Более того, «Росатом» стал одним из лидеров на рынке мирового атома: сегодня в его активе – заявки на строительство 34 энергоблоков за рубежом».

Четвертое – курс на повышение энергоэффективности: «к 2035 году планируем снизить энергоемкость ВВП примерно в полтора раза. Этому будет способствовать структурная перестройка экономики, а также снижение потерь в сетях, внедрение энергосберегающих и цифровых технологий, сокращение удельного расхода топлива на транспорте и в электрогенерации».

Пятое – ставка на инновации: «Уделяем особое внимание научным исследованиям, инженерным и конструкторским разработкам в сфере энергетики, создаем благоприятные условия для привлечения в перспективные проекты частных инвестиций. Хорошим примером является расширение производства современных солнечных панелей по отечественным технологиям, а также оборудования для ветряной генерации».

Шестое – взаимодействие в сфере энергетики «со всеми заинтересованными партнерами на основе принципов равноправия и взаимной выгоды». «Сегодня возможности и в то же время объективные проблемы в сфере энергетики таковы, что движение вперед возможно только вместе, объединяя наши усилия. Мы выступаем за то, чтобы сообща устранять препятствия, которые мешают дальнейшему экономическому росту стран, прежде всего развивающихся государств, которые нуждаются в гарантированном и доступном снабжении энергией. Однако вместо движения к такому глобальному энергетическому партнерству мы, к сожалению, часто видим и другие тенденции. Так, ряд ограничений (односторонние финансовые и секторальные так называемые санкции в энергетике) прямо используются некоторыми нашими партнерами, некоторыми странами для недобросовестной конкуренции – по-другому просто невозможно сказать, – для проталкивания собственных интересов и энергоресурсов, несмотря даже на их неконкурентоспособность. Негативный эффект подобных шагов очевиден для всей мировой экономики, для всей мировой энергетики. Это в первую очередь бьет по потребителям, а также по тем странам, которые, поддерживая такие действия, упускают привлекательные инвестиционные возможности. Несомненную опасность для мировой энергетики представляет и растущее технологическое неравенство. Так, например, две трети услуг высокотехнологического нефтесервиса в мире оказывают всего три компании из развитых экономик. Сегодня важно последовательно снимать барьеры на пути свободного движения энергоресурсов, инвестиций в их добычу и производство, активно развивать энергетическую инфраструктуру, сообща разрабатывать новые технологии».



          

          
       

Александр Попов шеф-редактор «Кислород.ЛАЙФ»