Информационный партнер Комитета
по экологии и охране окружающей
среды Ассоциации менеджеров
12 Декабря 2017

Ликбез №9: Мосты над турбинами

Среди множества плюсов от строительства плотин на реках как минимум один будет вне конкуренции – речь об использовании этих гидротехнических сооружений в качестве мостов. В ряде регионов России такие переходы легли в основу транспортных схем, а в некоторых городах без них вообще сложно представить внутренние связи.

Поделиться в социальных сетях

Для многих предпринимателей, чей бизнес так или иначе связан с перевозкой крупных грузов, 2017 год начался с составления новых маршрутов передвижения грузовиков массой более 3,5 тонн. Причиной стали решения региональных Антитеррористических комиссий, которыми был введен запрет на проезд таких грузовиков по плотинам ГЭС – в частности, соответствующие знаки установили на Иркутской и Новосибирской станциях. Антитеррористические комиссии, в свою очередь, всего лишь привели положение дел в соответствие с Правилами по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса, утвержденными постановлением правительства РФ №458 от 5 мая 2012 года. В этом документе, в главе «Особенности охраны и защиты гидротехнических сооружений» находим пункт 301 и читаем: «Сквозной проезд автомобильного грузового и общественного транспорта грузоподъемностью более 3,5 тонны по плотине (дамбе) гидротехнического сооружения должен быть исключен».

Разумеется, есть среди бизнесменов и те, у кого транспорт перемещается по маршрутам, включающим несколько ГЭС (например, ту же Иркутскую и Братскую), и они вскоре узнали, что это правило действует далеко не везде. Так, по Братской ГЭС продолжают ездить не только грузовики, но и поезда, чья масса заведомо превышает установленное в «Правилах» ограничение. На это есть объяснение в следующем пункте «Правил»: «В случае если по плотине (дамбе) гидротехнического сооружения уже организовано движение автомобильного транспорта, в том числе городского, а объезд находится на расстоянии более 20 километров либо невозможен по другим причинам, предусматриваются меры по контролю и досмотру автотранспорта грузоподъемностью более 3,5 тонны».

Сделано это исключение было потому, что в некоторых городах плотины, ставшие еще и мостами, так сильно вписались в городскую инфраструктуру, что полное закрытие проезда через них могло обернуться ЧС другого рода – и это дело, видимо, антитеррористические комиссии также не могли не учитывать. Например, в том же Новосибирске – всего три моста через Обь, и плотина ГЭС является четвертым переходом между двумя берегами. И связывает две части одного городского района – Советского. Так уж сложилось за шесть десятилетий работы станции…

Новосибирская ГЭС
Мост через плотину Новосибирской ГЭС связывает не просто два берега Оби в черте города, но и две части одного района - Советского

Вообще, мысль об использовании плотин ГЭС не только для создания напора воды и выработки энергии, но и в качестве элемента транспортной инфраструктуры, лежала, что называется, на поверхности. Деньги, да не маленькие, так или иначе вложены, а по надежности плотина, пожалуй, превзойдет любой «классический» мост – ей не страшен ни лед, ни наводнение, ни даже землетрясение (во всяком случае, в меньшей степени, чем состоящему из отдельных опор мосту). С тех пор практика отработана, и мостовые переходы вдоль плотин встречаются трех видов: просто по гребню плотины, вдоль гребня плотины на консольных опорах, а также вдоль плотины в нижнем бьефе – рядом с техническими сооружениями ГЭС или даже над ними.

Для каждой ГЭС решение о строительстве и последующей эксплуатации дороги принималось, естественно, в индивидуальном порядке – любая станция уникальна, да и не везде нужны мосты. Например, плотина Усть-Илимской ГЭС используется в качестве моста только для собственного транспорта энергетиков. Жители города пользуются мостом, расположенным чуть ниже плотины. Там просто некуда ездить.

Иркутская ГЭС строилась в такой период, когда станция находилась за границами города. Но уже тогда прорабатывали план использовать ее плотину даже для прокладки железнодорожной ветки на правый берег Ангары. Позднее от этих планов отказались, но по мере роста города почти 20 лет плотина имела исключительное значение как второй и даже самый большой мостовой переход через реку. А Братская ГЭС стала важнейшим элементом железнодорожной системы Восточной Сибири – ее мостовой переход обеспечил и развитие промышленности всего севера Иркутской области, и строительство БАМа. И до сих пор эта станция остается единственной в стране, по плотине которой идет и автомобильное, и железнодорожное движение.

На Богучанской ГЭС проезд личного и грузового транспорта по территории станции с одного берега на другой разрешен в определенные часы – но уже до конца 2017 года планируется вести в строй новый маршрут, состоящий из бетонного консольного моста и автомобильной дороги по гребню каменно-набросной плотины. После ввода в строй этого проезда ограничение в виде досмотра останется только для грузовиков, а все остальные автомашины смогут перемещаться с берега на берег намного быстрее и в любое время. Причина – как раз в отсутствии альтернатив: ближайший мост на востоке находится в 370 км в Усть-Илимске, а ближайший мост на западе - 130 км в Богучанском районе.

Четыре станции – четыре разных решения. И это только один каскад ГЭС – а в России их 19. Так, мост на водосливной плотине Жигулевской ГЭС является не только частью федеральной дороги, но и единственным сухопутным звеном, связующим оба берега Волги между Жигулевском и Тольятти. А плотина Волжской ГЭС территориально находится в границах Волжского и соединяет этот город с Волгоградом; но по мосту ездят не только жители этих населенных пунктов, по нему проходит торговый путь из центральной полосы России в Казахстан и другие страны Средней Азии (подробнее можно почитать здесь).

Однако по многим плотинам ездить просто некому и некуда. Про Усть-Илимск уже было сказано; но самый яркий пример, пожалуй, это Саяно-Шушенская станция, расположенная в таком месте, где строительство общедоступной дороги просто не потребовалось.

По плотине Братской ГЭС проходит не только автомобильный траффик, но и железнодорожный - по БАМу

Мировая практика использования плотин в качестве мостов тоже разная. ГЭС «Три ущелья» в Китае, хоть и самая мощная в мире, имеет в длину всего 2300 метров и не бог весть какой важный мост. Иное дело – бразильская «Итайпу» с плотиной длиной около 7300 м. Это не только вторая по мощности ГЭС в мире, но и пограничная зона с особым режимом – здесь можно перемещаться между Бразилией и Парагваем без всяких ограничений. По ГЭС курсируют двухэтажные туристические автобусы, а для удобства туристов построены несколько дорог – и в нижнем бьефе, и по гребню. Это решение оправдало себя: несмотря на то, что вход и экскурсия платные, ГЭС с 1977 года посетили уже около 20 млн человек. Впрочем, в России такое представить сложно – в нашей стране ГЭС являются строго режимными объектами; причем после катастрофы на СШГЭС, случившейся в 2009 году, требования к обеспечению безопасности были значительно ужесточены.

Гидроэнергетики, наверное, предпочли бы отказаться от любой транспортной нагрузки на свои плотины, ведь граждане иной раз забывают о том, что пользуются важными стратегическими объектами и творят такое, во что трудно поверить. Тут вам и аварии, и пожары посреди плотины, и даже (недавний случай на Иркутской ГЭС) выезд с плотины прямиком в водохранилище. Самое удивительное, что совершивший этот беспримерный по глупости поступок водитель даже не был пьян – он просто поставил машину капотом к воде и то ли уснул, то ли перепутал педали. По счастью, машина не ушла в глубину и ее вытащили уже через пару часов. После таких случаев, конечно, любой директор ГЭС будет только за то, чтобы раз и навсегда запретить вообще всем видам транспорта проезд в любую сторону. Но, к счастью для всех нас, плотины – объекты не только гидроэнергетики, они всегда строятся для нескольких целей. А потому ездить по ним там, где это может быть эффективно, мы будем и дальше.

https://www.iagua.es/
По плотине ГЭС «Итайпу» можно перемещаться между Бразилией и Парагваем без всяких ограничений
Владимир Скращук Координатор Школы экологической журналистики (Иркутск)