Информационный партнер Комитета
по экологии и охране окружающей
среды Ассоциации менеджеров
7 Ноября 2017

Ликбез №4: На пути к чистой энергии

В очередном выпуске новой рубрики «Кислород.ЛАЙФ» решил поговорить о том, что такое топливно-энергетический баланс, почему в России он в действительности уже низкоуглеродный. И за счет чего может стать безуглеродным в самом ближайшем будущем.

Поделиться в социальных сетях

Топливно-энергетический баланс включает поступление всех видов топлива (нефть с газовым конденсатом, природный и нефтяной газ, уголь, сланцы, топливный торф, дрова и т.д.), переработку этого топлива в тепловую и электрическую энергию, производство энергии с использованием возобновляемых источников, расходование всей полученной энергии – и подсчет остатков топлива на конец периода. Для каждого региона и каждого исторического периода баланс был свой, и совершенно очевидно, что для поросшей лесом Средне-Русской равнины дрова играли важную роль вплоть до середины ХХ века, в то время как для Урала или Донбасса они уже в XIX веке решительно проиграли углю. Фантасты 1940-1950-х были бы крайне разочарованы, если бы узнали, что столь любимая ими атомная энергетика в 1990-2000-х стала крайне непопулярна и в Европе, и в Японии, так что некоторые страны довольно быстро стали настоящими «безъядерными зонами». 

Поскольку складывать и делить приходится такие разные вещи, как солнце и торф, балансы пересчитывают в какие-то общие единицы – например, тонны условного топлива, необходимого для выработки электроэнергии (как вида энергии, наиболее удобного в быту и промышленности). В отчете ВР за 2016 год, например, говорилось о том, что в 2015 году нефть оставалась основным видом топлива в мире (32,9% от общего потребления энергоресурсов), на втором месте был уголь (29,2%), при этом доля нефти выросла, а угля – сократилась тогда до самого низкого с 2005 года уровня, причем это стало крупнейшим сокращением и в процентном выражении, и по объемам за всю историю наблюдений.

Доля природного газа в объеме потребления первичных энергоресурсов составила 23,8%, атомной генерации – 4,4%. На гидроэнергетику в общем балансе пришлось 6,8%, причем крупнейший прирост выработки энергии на ГЭС (+5%) показал Китай – он же сохранил позицию ведущего в мире производителя этого вида энергии. Другим ВИЭ в 2015 году «досталось» 2,8% мирового потребления энергоресурсов (всего десять лет назад было 0,8%), и 6,7% в мировом производстве электроэнергии (2% десять лет назад).

Основным видом топлива в России является газ (52,8% первичного потребления энергии в России), на нефть и уголь приходится 21,4% и 13,3% потребления соответственно. По данным Минэнерго РФ за 2016 год (последние на сегодняшний день полные числа), на долю тепловых электростанций в России приходится 58,6% выработки, АЭС – 18,7%, ГЭС и другие возобновляемые источники дают в сумме 17%, еще 5,7% вырабатывают собственные электростанции предприятий. По сравнению с предыдущим годом ГЭС увеличили выработку на 11,3%, АЭС – на 0,6%, тепловые станции – всего на 0,3%. Для разных объединенных энергосистем, которых в Единой энергосистеме России насчитывается семь, доля того или иного типа станций может существенно отличаться – в ОЭС Сибири и в ОЭС Востока нет ни одной атомной станции, зато на долю ГЭС приходится 48,3 и 37% соответственно. Правда, остальное занимает угольная энергетика. При этом углеродоемкость российского топливного баланса – ниже среднемировой, но важно отметить особенность угля – это ископаемое топливо остается единственным, чье потребление в разные годы то растет, то падает; динамика объясняется снижением или ростом выработки гидроэлектроэнергии в восточных районах страны.

Выступая на пленарном заседании Международного форума по энергоэффективности и развитию энергетики «Российская энергетическая неделя» 4 октября 2017 года, президент РФ Владимир Путин заявил, что «…уже сегодня среди крупнейших экономик энергобаланс России один из самых чистых: более трети генерации у нас приходится на атомную и гидроэнергетику, на возобновляемые источники энергии». С учетом того, что еще порядка 50% выработки приходится на газовые ТЭС, которые дают сравнительно небольшие выбросы и многими экспертами рассматриваются в качестве «переходных» к истинно «зеленой» энергетике, в России на чистые источники энергии уже приходится около 84% от общего объема генерации.

Именно поэтому президент признал достижимой цель – увеличить долю «чистой энергии» к 2035 году до 90% и акцентировал внимание участников форума на том, как эта задача решается в «Энергетической стратегии России». На первом месте – «в разы вырастет выработка электричества на основе возобновляемых источников энергии», применение «эффективных механизмов поддержки инвестиций в генерацию на базе возобновляемых источников энергии».

Источник: http://neftianka.ru
На пути в безуглеродное будущее России не обойтись без новых ГЭС, благо, опыт и компетенции в гидростроительстве у нас накоплены богатые

«Вряд ли в будущем будет доминировать какой-то один источник топлива или электроэнергии. Мы видим в мире – и это нас безусловно коснется, что стоимость возобновляемых источников снижается. Они пока все еще в среднем дороже, но в каких-то точках мира уже и дешевле, чем ископаемые источники. Но стоимость снижается и будет продолжать снижаться, потому что потенциал весь не выбран, и этот тренд продолжится. Поэтому их доля в энергобалансе будет возрастать: по разным оценкам, в мире уже на горизонте 2030-2035-х годов возобновляемые источники, включая крупную гидроэлектроэнергетику (безусловно, она тоже является одним из возобновляемых источников) перегонит уголь, который сейчас доминирует в глобальном энергобалансе, где-то 32-33%, порядка трети будет занимать», - высказал на днях прогноз в эфире ОТР член Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК ТПП России, бывший замминистра энергетики РФ Виктор Кудрявый.

По его словам, от того, какие инвестиционные решения будут приняты сегодня, зависит, какова будет структура энергетики на 30-50 лет вперед. «Важнейшая цель – промышленная политика, чтобы у нас в России возникли производства, возникли научно-исследовательские коллективы, копились профессиональные компетенции в этой сфере. Потому что если мы этим не будем заниматься ВИЭ вообще, то, когда это подешевеет достаточно и станет дешевле и газа, и угля, и других источников, может быть просто очень поздно. Нам, конечно же, не угнаться за Китаем в промышленных объемах вводов и собственно в производстве, но очень важно вкладываться в научные разработки, чтобы иметь собственные технологии, чтобы иметь место на мировых рынках. Основной тест, на самом деле, даже не в том, как нам удастся ввести, построить, запустить вот эти десятки, сотни мегаватт новой энергетики в России, а насколько мы успешно сможем выйти и хоть какую-то нишу занять в том числе и на мировых рынках», - говорит Кудрявый.

В то же время, в планах по новым ВИЭ, напоминает Кудрявый, строительство всего чуть более 5 ГВт новой генерации – в общей установленной мощности эти объемы займут всего 2%, «а с учетом реальных КИУМов, которые у них гораздо ниже, чем у ископаемого топлива, это будет меньше 1% выработки даже на горизонте 2025 года, это незначительный объем». Значит, выполнить задачу, поставленную Путиным, только за счет солнца и ветра вряд ли удастся. Пока, правда, непонятно, будут ли среди новых низкуглеродных проектов новые гидроэлектростанции, но российские технологии и опыт в сфере гидростроительства и эксплуатации ГЭС – одни из лучших в мире.

Виктор Кудрявый, ТПП России: «На горизонте 2030-2035-х годов ВИЭ, включая крупную гидроэлектроэнергетику, перегонит уголь, который сейчас в глобальном энергобалансе занимает порядка трети»