Информационный партнер Комитета
по экологии и охране окружающей
среды Ассоциации менеджеров
6 Февраля 2018

Ликбез №14: Рукотворные моря

В России человеком создано более 30 тыс. водохранилищ. Кроме ГЭС, речь идет о водоемах тепловых и атомных станций, но в большей степени – о водоемах, обеспечивающих потребности городских коммунальных служб, сельского хозяйства и речного транспорта.

Поделиться в социальных сетях

По имеющимся на сегодняшний день данным, по России протекают более 2,8 млн рек с суммарным годовым стоком более 4200 кубических километров. Озер, общий объем которых превышает 408 856 кубических километров пресной воды, насчитали более 2,7 млн. Казалось бы, даже без учета ледников, болот и подземных вод разной степени солености, воды должно хватать на любые нужды. Но нет – неравномерное заселение разных регионов, климатические особенности России, из-за которых многие реки замерзают на несколько месяцев в году, а также специфические требования водопользователей, которым нужна вода строго определенных параметров, приводят к необходимости создания искусственных водоемов.

По тем же официальным источникам, в нашей стране человеком созданы более 30 тыс. водоемов. Среди них есть водохранилища, созданные плотинами ГЭС – Куйбышевское (6150 кв. км – всего в два раза меньше Мраморного мора), Братское (5470 кв. км), Рыбинское (4550 кв. км), Волгоградское (3117 кв. км) и Красноярское (2000 кв. км). Некоторые авторы включают в их число и озеро Байкал, заявляя, что раз уж уровень озера зависит от пропуска Иркутской ГЭС, то и озеро теперь – часть водохранилища. Это спорное заявление хотя бы потому, что озеро не было создано при строительстве плотины, а образовалось на миллионы лет раньше. К тому же, как показали последние три года, уровень озера намного больше зависит от приточности, чем от объема пропуска.

Рубеж между водохранилищем и прудом проложен по объему: водохранилищем в строгом смысле слова является водоем объемом более 1 млн кубометров. Еще одно отличие состоит в том, что в соответствии с Водным кодексом РФ, пруд может находиться в частной собственности, а вот водохранилище – только в федеральной. В послевоенные годы пруды в нашей стране строили сотнями, практически в каждой деревне был водоем, использовавшийся и для отдыха, и как хранилище воды для любых других нужд. К сожалению, оставшись бесхозными в 1990-е, многие такие пруды погибли без ремонта и присмотра, и теперь их приходится восстанавливать – вместе с добровольными дружинами и теми самыми рындами, что созывали селян на борьбу с пожарами.

Если оставить в стороне энергетиков, которые по всем нормативным документам занимают в списках водопользователей далеко не первое место (именно так: в зависимости от региона – пятое или шестое), основным потребителем услуг водохранилищ станут городские коммунальные службы, сельское хозяйство и речной транспорт. Последний, впрочем, теряет свое значение по мере расширения сети железных и автомобильных дорог. Во многих регионах Сибири остаются отдаленные районы, куда топливо, материалы и продукты дешевле всего доставить по воде, но чаще всего там водохранилищ нет, поэтому «северный завоз» ежегодно проходит в нервно-паническом режиме: успеем за время паводка или нет?

На личное потребление каждому человеку в сутки нужно около 9 кубометров воды. Простой подсчет показывает, что такому городу как Москва потребуется в год только на граждан (без учета общественных зданий, полива растений, промышленных предприятий и всего прочего) не менее 40 кубических километров воды. Суммарный сток Москвы-реки составляет всего 4,7 кубических км – и это он еще увеличился в несколько раз после строительства каналов для переброски в Москву воды из Волги и Язузы. Помимо каналов воду для столицы запасают водохранилища – Истринское, Можайское, Верхне-Рузское, Рузское и Озернинское.

Практически все крупные водохранилища России – включая и расположенные в «зоне рискованного земледелия» сибирские – существенно увеличили территорию орошаемого земледелия. Такие водохранилища как Саратовское, Волгоградское и Краснодарское дали нашей стране дополнительные миллионы гектаров орошения, а следовательно – и миллионы тонн продукции.

Для многих регионов существенным фактором становится и расположение прудов-охладителей относительно местной розы ветров: туманы, образующиеся над незамерзающим круглый год водоемом, считаются неблагоприятным фактором. Впрочем, гораздо чаще неглубокий, всегда теплый и чистый водоем пользуется у местных жителей большой популярностью как место отдыха – и ехать недалеко, и дно не заиленное. Если еще и рыба водится (а чаще всего так и есть), то совсем хорошо. Так, водохранилище Новосибирской ГЭС жители одноименной области называют Обским морем, и пользуются им в короткое лето, несмотря на цветение воды и другие минусы.

Собственные водоемы разных размеров имеют и многие промышленные предприятия, которым вода нужна в производственном цикле. В первую очередь нужно вести речь о специфическом типе ГЭС – гидроаккумулирующих станциях (ГАЭС), но им мы посвятим отдельную заметку. Тепловым и атомным электростанциям внутренние водоемы нужны для охлаждения воды, которая используется затем для охлаждения оборудования. Требования к устройству промышленных водоемов достаточно жесткие: если водоем изолирован от обычных рек и озер – вода не должна просачиваться в более глубокие слои почвы, если сообщается с естественными водоемами – нужно учитывать количество тепла, поступающего в природу и нарушающего естественный баланс.

В последние годы в связи с ужесточением природоохранных требований многие промышленные предприятия создают на своей территории систему сбора и хранения дождевой воды. Выгода тут прямая: если всего один ваш цех достигает по площади 15-20 тыс. кв. метров, а таких цехов у вас с десяток, то в год вы получите около 100 тыс. кубометров воды, причем безвозмездно, то есть даром. Если же вы сможете очищать воду и защитите свои запасы от испарения (а такие технологии сейчас становятся все более модными), то получите не только крупную экономию, но и статус «зеленого» предприятия. В этом вопросе весь мир в ближайшее время будет брать пример с Израиля и Китая: инженеры этих стран много работают над созданием плавучих солнечных электростанций, защищающих водохранилища от испарения воды и одновременно производящих энергию.

На очередном подъеме сегодня и тема создания прудов для разведения рыбы. В начале 1970-х годов иркутские публицисты, писавшие о только что вновь разрешенном на Байкале промысле омуля, узнали в министерстве сельского хозяйства РСФСР, что Бурятия добывает в год 5570 тонн рыбы. А Белогородская область, которая считается маловодной и не имеет ни одной крупной реки, в прудах выращивала 2700 тонн и единственная в РСФСР приблизилась к медицинской норме потребления рыбы на одного человека. Ни тогда, ни сейчас прибайкальские регионы даже близко не подходили к этому результату, но введенный в 2017 году мораторий на лов омуля, кажется, все-таки заставил местные власти и бизнес задуматься об искусственном разведении ценных пород рыбы в промышленных масштабах. Проще всего, конечно, строить фермы на водохранилищах и реках, но существуют проекты разведения того же омуля в местах весьма удаленных от Байкала.

Все42
Водохранилище Беловской ГРЭС жители Кузбасса называют морем
Владимир Скращук Координатор Школы экологической журналистики (Иркутск)