24 Сентября 2018

Байкальский водный форум: что это было?

20–21 сентября в Иркутске проходили мероприятия второго Байкальского международного экологического водного форума. Ни длинное название, ни аббревиатура БМЭВФ, напоминающая старожилам о дорогом сердцу, но канувшем в небытие БЭФ, пока что не воспринимаются на слух. Форум называют просто – водным. С практической точки зрения итоги двух дней работы не впечатляют.

Поделиться в социальных сетях

Один посреди озера

С формально-административной точки зрения, которой чаще всего руководствуются чиновники, хозяин мероприятия – губернатор Иркутской области Сергей Левченко – должен быть доволен. В работе форума приняли участие около тысячи человек, представлявших 32 страны. Год назад на первом БМЭВФ было 750 участников из 23 стран, так что прогресс налицо. Но на самом деле никакого специфического ажиотажа, сопровождающего любое скопление народа в таком количестве и в одной точке, в Иркутске не наблюдалось. Выставочный зал, где были представлены проекты особой туристической зоны туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала» (Слюдянский район Иркутской области) и геопарка «Байкал» (Ольхонский район), откровенно пустовал. Если бы не дети, собранные на мероприятия проекта «Эко-Поколение», там было бы пусто и тихо. 

Не впечатляли толчеей гостей и помещения «Байкал Бизнес Центра», где проходили два пленарных заседания и восемь тематических секций. В залах всегда хватало мест, откровенно пустовали даже кафе и ресторан, в которых в прошлом году было не протолкнуться. Более всего удивляло, конечно, отсутствие гостей из Бурятии – им-то ехать ближе всего, а проблемы Байкала одинаковые что на западном, что на восточном берегах. Глава Бурятии Алексей Цыденов в этот день, судя по сообщениям региональных СМИ, предпочел общению со своим иркутским коллегой и федеральными чиновниками (они-то в Иркутск приехали довольно большой группой) празднование 95-летия Верховного суд республики. 

Кто в Иркутске действительно был, так это многочисленные гости из Индии, Афганистана, Европейского Союза и нескольких стран Африки – стран, где с водой действительно все плохо. В Иркутской области проблем с водой, видимо, нет, поэтому из всех штатных экологов на форуме отметилось только региональное отделение Всероссийского общества охраны природы (ВООП), которое уже много лет занимается имитацией не слишком бурной деятельности, не вмешиваясь ни в актуальные конфликты, ни в долгосрочные проекты. При этом не появились ни активисты регионального отделения ОНФ, ни их «коллеги» из многочисленных экологических организаций, занимающихся реальными делами – от проектов по организации народного мониторинга на Байкале до защиты эндемиков от вымирания. Первые, вероятно, не хотят открыто поддерживать губернатора-коммуниста, вторых просто никто не пригласил.

Не было в залах и на выставках ни одного депутата из только что избранного Законодательного собрания третьего созыва – хотя там уже сформировали комитеты, в том числе по экологии, и довольно скоро начнут принимать решения, имеющие прямое отношение к судьбе Байкала, Ангары и других природных объектов региона. Ученых из НИИ иркутского научного центра СО РАН позвали и они даже пришли, но после первого же пленарного заседания разошлись по своим лабораториям. Один из них в кулуарах рассказал «Кислород.ЛАЙФ», что не испытывает иллюзий по поводу эффективности работы форума. И пришел только «чтобы не портить отношения с правительством и губернатором». 

Директор НИИ биологии Иркутского государственного университета Максим Тимофеев сделал выводы даже из состава партнеров форума: «На проходящем сейчас в Иркутске 2-м Байкальском международном экологическом водном форуме очень интересные изменения. Из числа партнеров форума исчезла компания En+, зато появилась компания «Фармасинтез», причем сразу на место генерального партнера. В грубом приближении, что такое En+, это компания (группа компаний) работающая в области высоких технологии конца ХХ века: алюминий, энергетика. Напротив, «Фармасинтез» (тоже группа компаний) – это уже биотех, точнее биофармацевтика. А это высокие технологии века XXI. Без привязки к текущим политическим и тем более геополитическим событиям, зато в контексте глобальной проблемы проходящей четвертой промышленной революции (направления биотех, роботизация и цифра) очень симптоматичный пример». 

Оставив в стороне довольно поверхностную оценку двух разных индустрий (дающих, что очень важно для Иркутской области, несопоставимое друг с другом количество рабочих мест и налогов), нельзя не признать правоту ученого в одном: второй БМЭВФ отличается от первого настолько, что это практически два разных по духу и смыслу мероприятия. Губернатор Левченко, наверное, доволен: он хотел провести форум – он его провел, ни одно мероприятие из программы не было сорвано или отменено. Накануне в Иркутске же прошла ассамблея Ассоциации озерных регионов, после форума открылся очередной фестиваль документального кино «Человек и природа», на благотворительном баскетбольном матче собрали средства на десять колясок для детей-инвалидов. Вроде все по мелочи, без прорывов, но кто мы такие, чтобы осуждать?

Хозяин БМЭВФ – губернатор Иркутской области Сергей Левченко – должен быть доволен: в работе форума приняли участие около тысячи человек, представлявших 32 страны.

Официальные итоги

У каждого из участников и организаторов может быть свое мнение по поводу эффективности и результативности форума – для него лично и общества в целом. Попробуем оценить итоги БМЭВФ с точки зрения экологии Байкала. 

Одна из главных «болевых» точек – утилизация отходов Байкальского ЦБК. Комбинат остановлен еще в 2013-м, но от него на берегах озера осталось самое большое скопление отходов – 6,5 млн тонн шлам-лигнина, собранных в нескольких картах-накопителях. Однако концерн «Росгеология», представленный на выставке собственной экспозицией, в ходе форума лишь заявил о переносе даты подготовки проекта ликвидации отходов – с конца октября 2018 года на начало 2019-го. Это очень плохо, поскольку время уходит, а шлам-лигнин продолжает лежать в селеопасной зоне… С другой стороны, на Байкале, так уж сложилось, ничего быстро не делается. БЦБК, который требовали закрыть с момента пуска, отработал 53 года. Робкая надежда, что с его отходами справятся хотя бы лет за 10, пока остается – лишь бы подобные проекты не нанесли озеру дополнительный ущерб. Тут важнее семь раз отмерить, так что медлительность «Росгеологии» можно даже понять. И простить. 

Вторая новость – скорее из разряда умеренно-негативных: врио начальника управления внутреннего туризма и государственных целевых программ Ростуризма Виктория Роганова сообщила на форуме, что проект туристско-рекреационного кластера «Ворота Байкала» получит с 2019 года финансирование по ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ (2019-2025 годы)». Строить туристические объекты без ущерба природе в нашей стране откровенно не умеют и не хотят даже учиться, так что стоит скорее огорчаться тому, что властям по-прежнему интересны объемы, а не качество турпотока на берегах Байкала. Представители многочисленных фирм и научных центров рассказывали на форуме про разные технологии очистки и питьевой воды, взятой из природных источников, и сточных вод, уходящих из населенных пунктов и промышленных предприятий. Но по действующему в РФ законодательству предпринимателям проще платить штрафы хоть каждый год, чем вкладываться в строительство очистных. Один из предпринимателей, работающий с турбазами и кемпингами на Байкале, привел статистику: еще год назад он монтировал по три-четыре установки для очистки воды в сезон, а в текущем году не получил ни одного заказа… 

В итоговую резолюцию форума включено 53 пункта. Как сообщает пресс-служба регионального правительства, «рекомендации и обращения адресованы депутатам Государственной Думы, Правительству РФ, федеральным министерствам и ведомствам, Губернатору Иркутской области, Правительству и Законодательному собранию региона». Нетрудно себе представить, что на каждом из пунктов скоро появится какая-нибудь ни к чему не обязывающая приписка вроде «принять к сведению». Из резолюций первого форума, о чем в специально написанной речи отчитался вице-губернатор Евгений Балашов во время пленарного заседания, были выполнены только те, что взяли на себя правительство и губернатор Иркутской области. А брали они на себя не так чтобы много – провести второй форум; начать работу по переводу всех судов на Байкале на газомоторное топливо; разработать единую схему водоотведения в Центральной экологической зоне (разумеется, только в границах Иркутской ее части); провести совещание по созданию геопарка в Тажеранской степи. 

С одной стороны – работа кипит, с другой – пар уходит в свисток. Что-то подобное чувствует, вероятно, и сам губернатор Левченко. Недаром официальный пресс-релиз его правительства об итогах БМЭВФ вышел под утешающим заголовком: «Результаты, полученные на II Байкальском международном экологическом водном форуме, обязательно принесут практическую пользу». Поверим на слово.

Официальный пресс-релиз его правительства об итогах БМЭВФ вышел под утешающим заголовком: «Результаты, полученные на II Байкальском международномэкологическом водном форуме, обязательно принесут практическую пользу».
Константин Зверев Независимый журналист